За тридевять годов

Дата: 28-06-2002 | 09:47:06

Не зря его прозвали АТАМАН,
а имени я не припомню что-то...
Он заводился с полуоборота
и за кастетом сразу лез в карман.

С шестого он покуривал тайком,
в седьмом смолил уже совсем открыто,
в разборке он мог оказаться битым,
единственно - нарвавшись на детдом.

Меня он выделял из серых масс:
мог уложить, шутя, одною левой,
дразнил моей с рожденья слабой плеврой
и прилепил мне прозвище - Сураз.

Он позже мог пойти совсем в разнос,
уже в то время - далеко не голубь,
но утонул. Шагнул мальчонка в прорубь,
а атамана "чёрт спасать понёс..."

Шесть букв заглавных без больших затей
я вырезал ножом на школьной парте.
Я умер бы, но не остался в Спарте
одним из неудавшихся детей!

Я через год покуривал тайком,
в седьмом смолил уже совсем открыто.
Я лишь тогда мог оказаться битым,
когда на нас войною шёл детдом.
***
"Нельзя смотреть на снимки из газет.
Телеграфист забыл про выходные.
Живёт неделю в Спитаке сосед,
и почта отменила накладные.
От имени российских матерей
и зная сколько это горе весит,
мать тайно посылает шесть рублей
из тридцати положенных ей в месяц". *

Смотрю на строчки. Строчкам десять лет,
и взгляд по ним скользит в года иные -
приобретённый мной иммунитет
сбоит, и, что опасно, не впервые...
Вот дом, вот двор с сараем, вот петух.
Он - гад, свою решая сверхзадачу,
всё целил клюнуть. Снова двор, лопух –
я в дождь стою под ним, я горько плачу.
Вот я иду по льду, бурчу на мать,
что лёд в крупе какой-то, вроде манки,
что тот, кто очень хочет полоскать
бельё на речке, пусть и тащит санки.
Вот снова дом. Тепло. В печи огонь,
а за окном сырое, в тучах небо.
Мать черемису нищему в ладонь
приносит со стола полбулки хлеба.

Нет в те края обратного следа.
Скрипи, пока скрипишь, моя телега…
А за плотиной там темна вода.
Так с ней всегда от выпавшего снега.

* - автоцитата


Понравилось всё. Спасибо!

Только зачем Вы объединили три стиха под одной "крышей"?

С уважением, С.Х.