"Собачий" цикл

Дата: 21-06-2012 | 00:55:09

На собачьем вернисаже
(Размышления самостоятельного пса)

Я – Пёс, собака, гороскоп не врёт.
Я верен, добродушен и отзывчив.
Такой, как я, ребёнка не порвёт,
с породами другими я уживчив.

Не двортерьер, но и не сенбернар,
я вышел мастью, ростом, экстерьером,
я пять хозяек в жизни поменял
и многих сучек обучил манерам.

Пожил я! Есть простому кобелю
гордиться чем! Но…всё искал я ровню.
Десятки проскулили мне: «Люблю!»,
а, сколько их, забытых, не упомню…

Но главным для меня всегда был Труд!
И я со всей собашною сноровкой
тащил в семью то - косточку, то - с блюд
украденных цыплят, а то – перловку.

Я был в отхожем промысле мастак.
С такими же, как я, делил добычу,
и так же, как они, терял, чудак,
то, для чего трудился и химичил.

Семью не удалось мне сохранить,
хотя щенят наделал я лобастых.
Не знал я, что важнее, чем кормить,
их воспитать и выучить, ушастых.

Хозяек разномастных – не ступить
так, чтоб в толпе не отдавили лапу!

Кого из них сегодня приручить?
Кто – ищет Друга, кто – детишкам папу…
Пойду, пожалуй, выберу вон ту,
что холку боевую гладит взглядом...

Короткий поводок – в момент порву,
на длинном – буду жизнь болтаться рядом.

2 августа, 2006


Аутотренинг

У нас ненастье.
Хочется забиться
и поскулить в уютной конуре,
от непогоды лапою закрыться,
забыться в полуяви-полусне.

Хандру врачуя,
память призываю,
где я – кобель-трехлетка Янычар
и
Косточка
Говяжья
Мозговая
из только-что созревшего борща!

19 января, 2007


Монолог Бастарда Великолепного

Я породист. Но только порой возникают сомненья,
что слукавил заводчик – «купил» родовой аттестат,
по которому – сволочь, гордец я до остервененья,
а в душе (только Вам и скажу!) сластолюб-ренегат.

Мне ошейник серебряный в масть и подвес из медалек
быть должны украшеньем, слегка подчеркнув экстерьер…
Только что-то во мне протестует из родственной дали,
пробиваясь наружу сквозь панцирь и чванство манер.

Только кажется мне, что давно, в восемнадцатом веке,
уступила пра-пра-пра-прабабушка бурным страстям,
и миляга – простой двортерьер у неё в картотеке
был зачёркнут людьми, но не в сердце у пылкой мадам.

Вот и думаю, царственно ногу порой поднимая,
краем глаза фиксируя сучек смазливых позыв -
что мне делать с собою, таким кобелиной, не знаю -
как дворняга люблю, чтоб трепали за холку «низы».

28 августа, 2009

Приношу дамам свои извинения за мелкое хулиганство :))



Монолог двортерьера после свары

«Пособачились?!
Хватит, чего уж там!
В жизни всяко бывает, мадам…
На-ка косточку. Только обнюхал сам.
Я – что хочешь с тобой пополам.

Ты прости мне мои эманации –
вот, сбрехнул на тебя сгоряча…
Да и ты – хороша! Ты бы братца – то
не пускала к остаткам борща…

Он, конечно же – брат … и постарше он,
но по жизни – отъявленный плут!
Люди – нас не глупей. Ведь недаром же
эту шавку Чубайсом зовут.

Ну, да ладно. Негоже нам лаяться,
мы ж с тобою – элита двора!
Хвост крючком и опять улыбаемся –
вон, выходит гулять детвора.»

9 июня, 2010

Тема: Re: "Собачий" цикл Аркадий Стебаков

Автор Эдуард Учаров

Дата: 21-06-2012 | 09:32:05

Поскольку я сам заядлый собачник - эта тема мне понятна и близка... )))

Да, и вот обещанный зимний аккорд
моих собачьих (читай, человечьих) сказаний -


Из "Собачьих сказок"( зима)


1.

С погрызами, со шрамами на лбу,
кобель бродячий, грязно-белой масти,
влачит упорно зимние напасти
на искривлённом старостью горбу.
Опять по всей стране - горбатый лёд.
Кто свечку запалил, тот не разбился...
Спасибо - я у драных псов учился
обвалы с крыш предвидеть наперёд.

Во сне дурном лишь так и проживёшь,
когда не по-людски, а по-собачьи
заранее завоешь: "Чую, бачу!
Не трожь, не подходи, ядрёна вошь!"
Седой кобель с погрызами лица
спит калачом на трубах теплотрассы.
Живучести моей народной массы,
родной, дворняжьей, благородной, расы,
ей Богу, не предвидится конца...




2. 28 февраля


Сосед гулять выводит далматина -
берёзовой окраски резвый пёс,
породистая, крепкая скотина,
рвёт поводок, по ветру держит нос,
вздувает каучуковые ноздри,
предчувствуя скольжение весны
над грязным снегом. Ледяные грозди
свисают с крыши и угрозой острий
являют символ сказочной страны.

А сказ пересказать - гортань немеет,
о зубы спотыкается язык.
И всё ж над зимней явью нечто веет
такое, что рождает в горле рык
у пса и жизнелюба! И похоже,
доплыл ковчег до устья февраля.
На градуснике - менее нуля.
Но жаркий трепет далматинской кожи -
но кобеля прыжки и вензеля!





3. Инет


Внизу столовка, где то свадьба, то поминки,
а вверх по лестнице - контора с интернетом.
Двумя пролётами взберёшься под сурдинку,
с осколком в рёбрах и с блокнотом-амулетом.
В упор стреляя, по ошибке не добили.
Долбишь по клавишам, - с прорехой в перикарде, -
почти не помня ни про Ирода в мобиле,
ни про злодейство вкупе с гением - в чип-карте…

Чадит харчевня в арендованной общаге
на штрассе Пушкина, на улице Немецкой.
Темнеет вечер, тяжелеет снег в овраге,
и дремлет Муромец в былине молодецкой.
Но вверх по лестнице - фонарик интернета,
где вновь не глядя набираешь имя сайта.
То фон-шипение, то вдруг: тепло ответа -
живой янтарь, родной зрачок овчарки Найды!


Не обессудьте за то, что забросал-загрузил информацией.
Всё же хочется, чтобы человек и поэт с близким восприятием
эти присказки прочитал.

С уважением, С.Ш.