Сонет 127. Шекспир.

Уильям Шекспир.
Сонет 127.

Считался он красивым или нет,
Но, прежде не носивший имя рода,
Теперь – красы наследник – чёрный цвет
В законе средь греховного приплода;

С тех пор, как дланью каждой лишена
Природа власти, чтоб порок от срама
Скрывать под маской красоты, – она
В стыде и скверне изгнана из храма.

Поэтому, как враново крыло,
И брови, и глаза любимой – верно,
По женщинам скорбят они зело,
Красой себе польстившим непомерно…

Но траур так идёт им, что и впредь -
Всяк скажет - должно красоте скорбеть.


In the old age black was not counted fair,
Or if it were it bore not beauty's name;
But now is black beauty's successive heir,
And beauty slandered with a bastard shame:
For since each hand hath put on Nature's power,
Fairing the foul with art's false borrowed face,
Sweet beauty hath no name, no holy bower,
But is profaned, if not lives in disgrace.
Therefore my mistress' brows are raven black,
Her eyes so suited, and they mourners seem
At such who not born fair no beauty lack,
Sland'ring creation with a false esteem:
Yet so they mourn, becoming of their woe,
That every tongue says beauty should look so.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!