Все соки жизни

Дата: 11-04-2012 | 21:00:35

Недалеко от города Лисичанска, что в Ворошиловградской области, находится Привольнянская шахта.
Я спросила своего проводника, Эдуарда Верховода, есть ли в шахте, кроме людей, живые существа, и он показал мне на горизонте* 640 метров удивительное явление природы.

...Я расскажу вам: там, за поворотом,
где линия конвейера, как река, проносит уголь,
там, на влажной стенке
распластано пушистое пятно.
– Ты кто такое? – я его спросила.
Мой проводник проговорил негромко:
– Пятно живое. Может, это зверь?
Он прилипает к пальцам, осторожней!
– А что еще он делает?
– Он плачет.
На глубине такой, что дно повсюду
Мех снежным запахом притягивал. Пугал.
С опаской я его погладила – и тут же,
к моей руке прижавшись, он заплакал.
…Был горизонт сыпуч, а воздух вязок.
Звенели слезы, падая под ноги.
Следы смывала едкая вода.
Я видела, как рядом проходили
мужчины с резкими морщинами у рта.
С глазами пристальными. Черными глазами.
Все под землею лица черноглазы.
Я видела, я чувствовала даже,
как дышит шахта: оползни и спазмы,
смерть и рожденье, снова смерть и жизнь.
Как трепетная угольная жила,
душа от напряжения дрожит.
На женщин смотрят шахты свысока,
как на соперниц, теребя рукою
тяжелые прически терриконов.
Я чувствовала, как стонала шахта,
креплений ощущая притяженье,
и скрючивала мощные опоры –
всем бременем примеривая плечи
настойчиво-уверенных шахтеров.
Как хрупок уголь! Как бесцветна лава,
свой жар отдав сыновнему пласту…
Комбайн гудел прожорливой утробой,
и корчилась под лезвием порода,
и люди были черными, как уголь,
усталыми, но твердыми, как лава.
Я зернышком упала в эту шахту.
Я видела, что корни здесь берут
все соки жизни. Жаром этой плоти
мир согревается, когда
натруженное солнце спать уходит
за горизонт,
и падает квершлагом**
до более глубоких горизонтов.
Я созревала, словно плод пшеничный…
Мы, возвращаясь, снова подошли
к пятну живому. – Что же ты такое?
А зверь смотрел в себя, закрыв глаза,
тянулся снежным боком за рукою
и плакал. – Только слезы, – сказала я, –
он – только чьи-то слезы…
Меня встречали наверху глаза:
тяжелые, как пласт угля, шахтеров,
и жаркие глаза шахтерских женщин.

На влажной от подземных вод стене шахты распластались белые пятна, напоминающие мех горностая. Мех прилипал к телу, и, пытаясь оторвать его от щек и ладоней, я обнаружила, что он растекается водой, пахнущей грибами и снегом.

По всем шахтерским городкам, где мне пришлось побывать, я спрашивала: «Что это? Есть ли в других шахтах?» Но люди только пожимали плечами.

___________________________________________
* Горизонт – коридоры на глубине шахты, этажами.
** Квершлаги – вертикальные колодцы, пронизывающие горизонты от макушки террикона до подошвы горы...

25. 05. 1986 г.
Лисичанск, Ворошиловградской области.

Замечательно!
Когда талант - так хоть о плесени, всё равно поэзия. Даже если в прозе!
:)))))