письмо в академию наук

Письмо в Академию наук

Господин Президент!
Товарищи академики, дорогие коллеги!
Вот уже десять лет, как я работаю ночным сторожем в колхозе «Улыбка Ильича». Не будучи приверженцем зеленого змия, я исправно несу службу по охране вверенных мне площадей. И, поскольку работа ночного сторожа приучает к вниманию и созерцанию, я каждую ночь внимательно созерцаю. В основном это – ночное небо и бегущая по нему Луна.
С Луны все и началось.
Тут пригодилась моя исключительная дальнозоркость, отчасти унаследованная от родителей, отчасти приобретенная путем усиленных умственных занятий. А так же сделанный мною из обрезка трубы уникальный телескоп.
Итак, наблюдая за ночным небом, я пришел к выводу, что Луна не та, за кого себя выдает. В конце концов, мне удалось разоблачить всемирный космический обман. И случилось это, благодаря вышеупомянутым моим качествам: вниманию и созерцанию, а так же телескопу – консерватору.
Об этом замечательном приборе я должен рассказать особо.
Уважаемые коллеги!
Вы – люди грамотные, большого ума, и вам наверняка известен обобщенный закон Ломоносова-Лавуазье. Суть его в том, что материя не возникает из ничего и не исчезает бесследно.
Иначе говоря, если у меня в кармане лежит рубль, то значит, я положил его туда лично. А если он исчез, то его оттуда вынули. На собственном опыте я неоднократно убеждался, что сам собой рубль не возникает никогда, но и не пропадает бесследно, а переходит в кошелек моей жены.
И вот, рассуждая таким образом я недоумевал: почему изображение Луны в окуляре мгновенно исчезает, стоит отвернуть телескоп в сторону. Как ни крути, а изображение – вполне материальный объект. Он состоит из фотонов, а они такие же реальные, как рубль у меня в кармане. И даже реальней, потому, что в рубле все-таки есть что-то мистическое. А, коли объект материальный, так пусть лежит себе и не исчезает. Закон един для всех!
Я много думал над этой загадкой и пришел к выводу, что вещество, из которого состоит изображение, обладает удивительной летучестью, наподобие духов или спирта. А у телескопа на конце здоровенная дыра, вот изображение и испаряется через это, вышеупомянутое отверстие. И если эту, простите за выражение, дыру быстро захлопнуть крышкой, то отпечаток Луны останется внутри. Потому, что деться ему будет некуда.
Так я изобрел телескоп-ловушку, или, говоря по-научному – консерватор. Суть его проста. Поймал изображение Луны, захлопнул крышку и смотри, сколько влезет.
Конечно, с первого раза у меня ничего не вышло. Реакция не та: годы, и некоторая тщедушность тому виной. Тогда я приспособил стальную пружину и дело пошло на лад. Правда, не обошлось без казусов – несколько раз я прищемлял себе палец, но, в конце концов, при помощи веревочек, растяжек и маленького рычага мне удалось прибор усовершенствовать.
Сначала я уловил только половину Луны. Другая половина, наискось отхваченная крышкой телескопа, успела-таки ускользнуть! Но и той части, которая попалась в ловушку, я был очень рад. Ведь это доказывало правоту моих рассуждений.
Вы бы видели, как она отчаянно металась, тыкаясь в закрытое отверстие телескопа. Наконец, смирилась и улеглась на дно, свернувшись, как осенний лист. Разглядеть что-либо на ней было невозможно.
Однако, вскоре мне удалось поймать полное изображение нашего ночного светила. Оно было отчетливым, выпуклым, и, как бы даже живым.
Я рассматривал кратеры, которых на Луне великое множество. Собственно, больше там и смотреть нечего. А, поскольку, торопиться мне было некуда, ибо изображение в отличие от спутника никуда уплыть не может, я частенько отвлекался, чтобы удостовериться в безопасности вверенных мне площадей оставленных на случай самовозгорания.
И вот, в один из моментов краем зрения я уловил некое движение на поверхности Луны. Я жадно приник к окуляру. Ничего. Ну, и решил, что мне это померещилось. От перенапряжения зрительных нервов. Думаю, мне не нужно объяснять коллегам, что такое зрительные нервы.
Я снова отвернулся от телескопа и снова краем глаза заметил движение. Тогда не поворачивая головы, я стал следить за тем, что происходит на поверхности нашего спутника. А происходило нечто неописуемое.
Кратер Риччи, похожий на здоровенного краба пытался настичь малюсенький кратер Галилея. По дороге этот ужасный Риччи сожрал несколько кратеров помельче и, переваливаясь через бугры и ямы медленно приближался к своей жертве.
Я знал, что иезуит, назвавший кратер своим именем ненавидел славного Галилея при жизни и очевидно, решил теперь расправиться с ним на небе.
В душе моей вспыхнула солидарность с великим ученым. Я не выдержал и крикнул:
- Ползи за трещину! Ему ее не обогнуть!
Впрочем, я тут же пожалел, что крикнул и тем обнаружил себя. Движение немедленно прекратилось. Но ненадолго! Я всегда верил в разум Галилея. И великий ученый не подкачал. Пока трусливый Риччи притворялся неподвижным, Галилей устремился вперед. Набрав солидную скорость, он перепрыгнул вышеупомянутую трещину и тем самым обезопасил себя от мерзавца! Риччи возобновил свои поползновения, но тщетно: Трещина для такого неуклюжего кратера была непреодолимым препятствием!
Надо было видеть, в какую ярость пришел Риччи! Он попутно сожрал еще два кратера и завыл, как волк! По крайней мере, мне так показалось. И тогда поверхность Луны словно вскипела: все пришло в движение. Крупные кратеры ползали кто парой, кто в одиночку, а мелкие скакали, словно блохи!
Как я жалел в этот момент что у меня не было кинокамеры, или на худой конец, фотоаппарата!
Таким образом, уважаемые коллеги, мною сделано потрясающее открытие! Оказывается, поверхность нашего спутника не мертва, как утверждает официальная астрономия, а буквально кишит разнообразной жизнью.
Мне удалось наладить первоначальный контакт с такими интеллигентными кратерами, как кратер Коперника, Птолемея и, конечно, Галилея. Но об этом я сообщу подробней в специальном докладе. Главный же мой вывод – нужно почаще отводить глаза в сторону и тогда краем зрения увидишь удивительные вещи. Ибо природа не любит, когда ее рассматривают в упор.
С уважением, астроном-совместитель Матвей Кочергасов.




Владимир В. Пучков, 2012

Сертификат Поэзия.ру: серия 1287 № 92609 от 04.04.2012

0 | 1 | 1475 | 20.07.2024. 06:55:13

Произведение оценили (+): []

Произведение оценили (-): []


Живо напомнило труды другого самородка: Кузьмы Петровича Гладышева из "Ивана Чонкина"...

Вполне заслуживает перепечатки в, скажем, "Физикал Ревью" или там "Вестнике РАН"... За редким исключением там как раз подобные публикации.

Как говаривало Наше Всё: "О сколько нам открытий чудных..."