Может, ангел, а может, знахарь...

Дата: 13-03-2012 | 18:32:22


По Черноземью



1. Ангел, знахарь



Чёрно-белые псы и сороки
нам дорогу пересекали.
Под февральской корою соки
в полусне лепетали едва ли.
В зимнем ветре гуляла брага,
за Ельцом опять запуржило.
И стремглав неслась колымага -
лошадино-железная жила.

Хорошо б долететь до места,
не сломали бы крыльев сроки -
костяная не спит невеста,
всё слоняется вдоль дороги.
Проскочить бы вдоль поворота
на промёрзлой звенящей шине...
Греет гулкую кровь забота -
колесить с утра по равнине,

по овражной, непокаянной...
Ночью вьюжит, с утра подтает.
На снегу спиной - то ли пьяный,
то ли мёртвый - мужик отдыхает.
И слетает к нему осторожно -
может, ангел, а может, знахарь -
с чёрно-белой сосны придорожной
ярко-праздничный голубь-вяхирь.




2. Апрель в пути



Конь и витязей доспехи
красят Усмани вокзал -
молодецкие утехи,
чёрно-синей стали бал.
Усмань, Графское, Воронеж -
к югу, к полудню домой
тороплюсь, и не догонишь
воронёный цокот мой.

Не обнимешь беглым взором
чернозёмы и холмы,
С Соловьём, раскосым вором,
не простишься до зимы.
Ибо озими апреля -
снова в ярких зеленях
там, где езживал Емеля
лишь намедни на санях...

Это здесь пленённый Осип
со щеглом делил хорей,
здесь катал колёса-оси
первозваннейший Андрей.
О, платоновские степи,
к морю склонные ветра! -
Мачты, якорные цепи,
парус юноши Петра...

Яро по стремнине Дона
рвётся к югу ледоход,
и по-бабьи потаённо
дышит пахоты живот.
И смиренно тих в ложбине
бородатый старец-снег,
и звенит во влажной сини
предлюбовный птичий смех.




3.


Зря ведь крови с грязью намесили
в этих плавно-песенных местах!
В чернозёмной вольнице России
певчий Эрос гнёзда вьёт в кустах.
Кроха Эрос, Цахеса рыжее, -
возжигатель бархатцев и чад.
Лишь мяукнет Мавка - и уже я
от щедрот черёмухи зачат.

Кормлен царским и холопьим телом,
равен счастью медоносный луг.
И сияет всепрощеньем белым
вознесённый в голубое дух...
На Воронеж или же на Липецк
повернут ли косогоры лбы -
всюду прорастающий счастливец
Сеятелем сеян на гробы,

чтоб над сломом зрения и слуха
поднялась сиреневая вязь,
чтоб дитю сулила повитуха
огнестойкость, водонебоязнь.
Здесь, где сшиты кровеносной нитью
рукописи срубленной ольхи,
здесь, вослед любовному соитью,-
крепче чада, солоней стихи...

Действительно, рукопись срубленной ольхи...

Сергей, здравствуйте! Если позволите - два вопроса:

- почему почти никогда у Вас, русского поэта (а здесь Вы - лирический герой, мотающийся по России), не звучит само это слово - Россия?

- Если Вы часть зарубежной диаспоры - что значит для Вас всё более расплывающийся русский язык?

Высшая оценка.

Геннадий