Счастливый билет

Дата: 28-02-2012 | 18:13:59

Ларисе Антоновой

1.
Забавен мир. Попасть сюда – лишь случай
(Довольно редкий, стоит уточнить).
Дана мне крепкая в дорогу нить,
И прозвучало: «Этой – быть везучей».

Где б я ни шла: одна в лесу дремучем,
В толпе с поклажей, чтоб семью кормить, –
Мне знать давала шелковая нить,
Ч Т О впереди – провалы или кручи.

Возможностей предвидя миллион,
Я чувствую восторг первопроходца,
И устремляется душа за небосклон.

«Индеец», «Сетка», «Скульптор», «Скорпион» –
Счастливый шанс не там ли выдается?
Где те сейчас, кому не выпал он?

2.
Где те сейчас, кому не выпал он?
Тут важно разгадать язык созвездий.
Хоть край Вселенной не острее лезвий,
Черту преступит разве что Харон.

Но мне не нужен этот бастион –
Жить на Земле и слаще, и полезней.
Не будет ни напастей, ни болезней,
Покуда вход унынью воспрещен.

Лишь иногда я вижу странный сон:
Звучит свирель… Похоже, утешает.
И с нею – птичье пенье в унисон.

Ночь, поле, почему-то микрофон,
И я кого-то громко вопрошаю:
Как выглядит душа – огонь? неон?

3.
Как выглядит душа – огонь? неон?
Уильям Блейк об этом лучше знает
(Он знал еще при жизни): если злая, –
Змея; меняет цвет – хамелеон.

Была бы я художником, как он, –
Я б красками и звуками – от лая
До арфы и веселых балалаек –
Изобразила б пестрый Пантеон.

Ах, если б зеркало волшебное иметь,
Чтоб каждый мог на души посмотреть!
Вон та – топорщится, как еж колючий,

Той нездоровится – бледна как смерть,
А та – юла. Хоть круть ее, хоть верть;
Хрустальный шар, веселый тонкий лучик...

4.
Хрустальный шар. Веселый тонкий лучик
Сквозь тьму пробьется, коли выпал фарт.
Так пробивается через асфальт
Травинка нежная благополучно.

Мой робкий, слабый лучик стал могучим.
Не ангелом ли выбран был тот фант?
Жаль, не проверить симпатичный факт.
Но солнце есть всегда за плотной тучей.

Пловец, достигший новых берегов,
Веселость познает с нуля – таков
Закон (и в этом прав был мудрый Тютчев).

И если из земли, куда он врос,
Его зовут, то вновь звучит вопрос:
Что, если там не хуже и не лучше?

5.
Что, если там не хуже и не лучше?
Ну и прекрасно, и да будет так!
Чтоб хуже не было – желает всяк,
От рая же давно потерян ключик.

Да и не хочется – там гад ползучий,
Обманывать и соблазнять мастак.
После него – все наперекосяк,
Такой еще чему-нибудь научит!

Раз обезлюдел рай давно когда-то
(Назвать сегодня трудно точно дату), –
Вот и живем здесь веку испокон.

Грешим, творим кумиров, убиваем,
Воюем – кто в Инете, кто в трамвае,
Но по старинке действует закон.

6.
Но по старинке действует закон –
Такой же точно, как во время оно:
Он назывался «принцип Талиона» –
Сравняем мой ущерб и твой урон.

Упрямо ставят мстители на кон
Не зуб за зуб по старому канону
(О чувство меры! Было ль ты дано нам?), –
А против роты целый батальон.

Всего полслова – и отстал обидчик!
Об этом говорят простые притчи.
Но как поставить ярости заслон?

Мы все здесь ненадолго – лишь однажды
Пришли, мелькнули – и исчезнем – каждый! –
Ты ворон, человек иль махаон.

7.
Ты ворон, человек иль махаон –
Не злись, не ешь других и не завидуй.
Пусть бык и про тореро, и корриды
Забудет – жил вне стада плохо он.

А если жив в тебе Наполеон,
Так пусть ни жажда власти, ни обиды
Не приведут тебя на поле битвы –
Выращивай на грядках корнишон.

Когда во власти – дураков не слушай,
Им всех бы задавить да бить баклуши,
А выгонишь – забьются, как в падучей.

У них в мозгах клише, в ушах – беруши,
На лбу девиз: спасите наши души!
Жить должен каждый, коль билет получен.

8.
Жить должен каждый, коль билет получен –
В партер – не на балкон, не в бельэтаж!
Поклоны, фимиам – не передашь!
Меж тем сюжет у пьесы так закручен,

Что ни Шекспир не понял бы, ни Плучек:
Трагикомедия и эпатаж
И развеселый гибельный кураж –
Судьба на шпильках, каждый – подкаблучник.

Но в зале явно что-то не в порядке:
Спиною к сцене зрители сидят!
Кто в ложу взгляд, кто в зеркальце украдкой –

И созерцанием укрыт, как плащ-палаткой.
Все ждут антракта. Бесконечный пат.
Забавник Хронос заигрался в прятки.

9.
Забавник Хронос заигрался в прятки.
День раньше безграничен был, затем
Стал озабочен тысячью затей
И съежился, и годен лишь на латки.

А с нищего, известно, взятки гладки:
Лежмя лежи или «потьмя» потей –
Не может появиться богатей:
Не растерять бы жалкие остатки.

Коротковата цепь минут-колечек,
Но каждой я могу сказать: «Постой!
И ты целебна, коли годы лечат!»

А Хронос искушает: «Путь твой вечен!
Не существует время за чертой».
Но мне неможется (на то и вечер).

10.
Но мне неможется (на то и вечер).
Мой летний день без сумерек пройдет,
Мне лучше перелет, чем недолет,
Хотя «иных уж нет, а те далече».

Прохладно. Укрываю шалью плечи.
Моя душа – то флейта, то фагот:
Не дашь ей воздуха – не запоет
Ни на одном из собственных наречий.

Ее желания летучи, шатки:
Не скажет никогда, ч т о зазвучит –
Печаль-тоска, смешливые колядки?

Мелодии то долгие, то кратки,
Но ни одна не ропщет, не ловчит.
Старательно плету из строчек прядки.

11.
Старательно плету из строчек прядки.
Из прядей – нить, из нити – прочный холст,
А по холсту – что хочешь: речка, мост,
Автопортрет, трава, сараи, кадки…

Мои глаза на всю натуру падки.
Присмотришься – сюжет не так уж прост:
Скрывают тайное цветы и торс
Или бегущие по ткани складки.

Но дружат любопытство и сюрприз
(Так иногда спокойно пресс-релиз
Откроешь – и бежал бы без оглядки).

Из торопливых ангельских реприз
Я узнаю вечерний эпикриз:
Счастливый мой билет измят порядком.

12.
Счастливый мой билет измят порядком,
Но он прекрасен! Цвет, 3D-формат,
Чуть горек, но – как горек шоколад,
Шустер – не так чтобы плясать вприсядку,

Но бодр, полезен (служит мне закладкой).
Я чувствую, что он мне тоже рад,
Хотя частенько шутит невпопад
И, как шагрень, давно дает усадку.

Мы с ним живем в согласье – не хотим
На поводу у времени идти –
Фортуну догонять, как зайца кречет.

Не лучше ль тишину собрать в горсти
И лишний лучик света обрести.
Я вслушиваюсь, как весна щебечет.

13.
Я вслушиваюсь, как весна щебечет.
Забыты зябкий лес, заплачки вьюг,
Забеги лыжные – флажки и круг.
(Так путь порой двусмысленно размечен.)

Текст на билете солнцем обесцвечен.
Не знаю, в честь каких-таких заслуг,
Но есть еще и место, и досуг,
Чтоб написать любые части речи.

Люблю слова. Они не предадут.
Они моя защита, мой редут.
Я вновь склоняюсь над своей тетрадкой.

Один листок – чуть смятое крыло.
Шепчу: «Давно с тобой не виделись, давно!»
И с нежностью разглаживаю складки.

14.
И с нежностью разглаживаю складки.
Нетронутое – вовсе не пустырь,
Ведь даже эти чистые листы
Таят в себе несметные загадки.

Обложкой, как стеной кирпичной кладки,
Отгородились, выставив посты,
По стойке смирно часовой застыл –
И не страшны ухмылки и нападки.

Один «турист» был к палубе прикручен:
Что зовы муз! Там пение сирен!
Мил Одиссей, но мысль Орфея круче.

Тот, кто с надеждой дружен неразлучно,
Песнь затевает, хоть у судна крен.
Забавен мир. Попасть сюда – лишь случай.

15.
Забавен мир. Попасть сюда – лишь случай.
Где те сейчас, кому не выпал он:
Как выглядит душа: огонь? неон?
Хрустальный шар? Веселый тонкий лучик?

Что если там не хуже и не лучше,
Но по старинке действует закон:
Ты ворон, человек иль махаон –
Жить должен каждый, коль билет получен.

Забавник Хронос заигрался в прятки.
Но мне неможется (на то и вечер).
Старательно плету из строчек прядки.

Счастливый мой билет измят порядком.
Я вслушиваюсь, как весна щебечет,
И с нежностью разглаживаю складки.

Спасибо за красивый венок, Елизавета. Душа моя всегда откликается на такие глубокие и мудрые стихи.