Доказательство во сне или о Пилате и Булгакове

Кафе, как говорят, под открытым небом разместилось между плотным рядом кипарисов и стеной из плохо обтесанного камня, с которой мягко сползали семейства вьющихся растений. Под нудно взвизгивающую музыку несколько дамочек в коротких юбках, пытались ритмично двигать бёдрами, все столики были заняты компаниями, шуршащими разговорами, и только за одним, прилепившимся к самой стене, были свободны три стула, на четвёртом, внимательно глядя в чашку кофе, сидел мужчина.
-Можно? – выразительно, делая вид, что я уже опускаю на стул свой пиджак, спросила я
- Конечно, конечно, – как-то даже испугано поспешил сказать он и от этого, стало казаться, что и он и его стул уже совсем вросли в возвышающуюся серую громаду стены.
«Скоро растения поглотят тебя и твой кофе и даже твоё излишне интеллигентное лицо» - мстительно подумала я, направляясь к танцполу, точнее к танцбетону . Покрытие было отвратительным, грозило убить мои ещё новые туфли и выдержав два с половиной танца, совершенно не удовлетворённая, я вернулась к столику, хотелось пить…
Но за столиком появился ещё один посетитель, точнее развалился, хотя вид его говорил о способности к интеллектуальному труду, наглости ему было не занимать.
- Как потанцевали? – спросил он меня тоном ворчливого, старого знакомого,- Наверное трудно представлять себя Маргаритой на балу, на фоне этого убого антуража?
- Почему Маргаритой? – автоматически включая оборонительную позицию «вопросом на вопрос» слегка ошарашенная его неожиданным натиском, отозвалась я.
- Как же, каждая киевлянка мечтает быть Маргаритой, разве это не ваш любимый роман?
- Нет, мне больше нравится «Белая гвардия», а линия Мастера и Маргариты в романе весьма пунктирна, другое дело линия Пилата, но там Маргариты нет. – пыталась я отшутиться, делая вид, что его проницательность относительно моего постоянного места жительства дело само собой разумеющееся.
Принесли мой кофе и я уставилась в тёмную жидкость, пытаясь не обращать внимания на активного соседа по столу.
Но тут неожиданно в разговор вступил первый, казалось теперь, что он как-то вдруг увеличился в размерах и в виде монументального барельефа выделился на фоне стены. Стёкла его очков чуть поблескивали холодным голубым светом.
-Так вы говорите линия Пилата главная?
- Ну конечно,- живо ответила я, будто этот разговор был естественен для меня, как паучок, пытающийся вскарабкаться на блюдце под моей чашкой кофе.- А с какой радости умирающий, верующий человек будет брать клятву со своей жены, что она обязательно опубликует этот роман, уж неверное не ради чертовщины и любовных интрижек. А как написана линия Пилата! Объёмный слог, выразительный на столько, что перечитав эту линию романа, в ночь на Рождество, на утро я была совершенно уверена, что смотрела фильм, столь зримым было описание. Язык по образности пожалуй равен языку «Белой гвардии», а это был любимый текст Булгакова, тогда как в линии Мастера много действий и почти нет Слова….

«Я варю кофе, просыпайся» – голос мужа вошёл в мое сознание.

Молча смотрели на меня два человека, сидящие у стены увитой плющом, смотрели так, будто я отдалялась от них, растворяясь в светло-голубых бликах прохладного осеннего солнца.

-Запиши – сказал муж ,как- то подозрительно разглядывая меня после рассказа о сне во время завтрака, - запиши, а то забудешь.


Кстати, я действительно в этом году в Рождественскую ночь перечитывала Булгаковский текст о Пилате, вот и сон приснился...
25.01.2012

P.S. Сегодня слушала по интернету лекцию Мариэтты Чудаковой о "Мастире и Маргарите", она утверждает, что в восстановленном ею первоначальном тексте романа ни Мастера, ни Маргариты вообще не было...
13.12.2013

Снежана! Это не честно!
Заманила и покинула...

А там ведь, на самом деле, главный - Пилат...

А я бы сей сон прочёл, как намёк Вашего глубокого подсознания, что Вы увлеклись в себе "мужскими", активными качествами, при этом жизнь нуждается в спокойствии и всеприятии, как "женских" качествах.