Искатель-дух, неутолимый свет...

Дата: 09-11-2011 | 17:23:20


За Феодосией



Кузнечики - хитиновый надкус
полынной жилы, мускус-мускулинум
собранья сочленений... Шорох муз
в бессмертнике - цветке первопричинном.
И охрою, и переспелой хной
холмы окрасит кафкианство полдня.
Всю Кафу, все кофейни за спиной
оставлю, вместе с будкой - в сутки сотня...

И вновь холмов, что Осип величал
овечьими, касается мой посох
и прочь ведёт от черномазых шпал
туда, где синевой сияет воздух.
В побег ведёт - в реликтовый распах
пространства, где - ни лающей собаки,
ни сапиенса с ложью на губах,
где море - сокровенно... После драки

ни шуйцей, ни правицей не машу.
Грядой бугристой жизнь брела сквозь годы -
без всяких шансов одолеть межу
враждебных чисел, внешней несвободы.
Но вот - кто есть, не мавр, не бедуин,
не кафр, лишь Кафы родич загорелый,
спешу опять, - в мальчишестве седин, -
по мергелю, по здешней глине белой

с зеленоватой примесью. Трещат
кузнечики, хранители аскезы
степного мира. Дышит, - непочат,
и некой свежиной богаче Креза,-
искатель-дух, неутолимый свет
за слоганом футболки, за грудиной...
Душа, на нас земной управы нет!
На сорок здешних бед - один ответ:
размах небес и Батько Всеединый.

Сергей, трудно не оставить отклика на столь хорошие стихи. Меня сейчас интересуют не столько содержательные их аспекты, сколько несомненное расширение Вами возможностей поэтического языка: высекание искры из близких по звучанию слов, дающее эффект неожиданно нового прочтения: "мускус-мускулинум" (блестяще!), "кафкианство полдня". "Кафа", "кофейни". Можно продолжать. И ведь это не игра слов, не каламбуры, это - ощущение глубинной близости сходных лексем, погружение в глубины речи и извлечение из нее почти музыкальных созвучий.
Искренне рада Вашим языковым экспериментам, которые нынче мало кому удаются и, как правило, за рамки авангардистской игры слов не выходят.
Вы - умеете!
С теплом - Маргарита.

Блестяще, Сережа!


Сергей, с удовольствием полазил с тобой по овечьим холмам...

Исправь опечатку - вреждебных )