В позолотах глухих окраин...

Дата: 04-11-2011 | 15:06:12



* * *


Запах флоксов, дурман увяданья.
Бело-розовый дым октября.
Вкус прощенья и привкус прощанья.
Полудрёма коры и зверья.

Тихо. Только ребёнок-синица
сыплет маленьких нот дребедень.
А под стылое утро приснится:
храм Крестителя, тёплые лица,
Пасха, звон,
купола и сирень...





* * *


Гриб осенний, рождаясь, шарит
тесный выход из-под земли.
Стылый морок, хозяин-скаред
прячет в угол с добром кули.
Затолкавший жар-птицу света
в свой кулацкий кривой мешок,
ни за что не отдаст до лета
ослабевшему дню должок.

Веет пагубой прель околиц.
Ну, да разве ж нам привыкать?
Над окном - воркованье горлиц:
вот и правда, и благодать...
В позолотах глухих окраин
вызрел алый на ветках глод.""
И вдоль сумерек Ванька Каин,-
кабыздохом, сквозь лень, облаян,-
на охоту, крестясь, идёт.

( ""глод - боярышник )





* * *


Есть правда одиночества. Оно
жестОко, но целительно-высОко.
Чутьё слепца и ястребово око
ушедшему от скопища дано.

Когда-то сон огромный нас слепил.
Затем и сон и явь вместились в малость.
И что же нам в конце концов осталось?
Ответь, осенний ветер, брат-зоил!

Осталось тесной комнаты тепло
на чёрно-сером, на предзимнем свете,
когда уже и в полдень не светло,
когда, всё, долгожданное, прошло
и упорхнули к дальним гнёздам дети...

Сергей!Приветствую! Благодарю. Желаю поэтических открытий.Димир.

Тепло и грустно, по-осеннему. Очень хороший цикл, Сергей, стихи друг друга подчёркивают и дополняют.
Хорошей Вам осени!

Тихо. Только ребёнок-синица
сыплет маленьких нот дребедень.

Музыка большой поэзии. Хотя настоящая поэзия маленькой и не бывает. )

Спасибо за осеннее пиршество, Сережа!

У нас тоже, вот, пошёл первый дождик...
А Ваши стихи - чудо.

До боли знаком этот глод, Сергей...

Добрый день, Сергей!
Редко пишу что-либо к Вашим стихам - сосредоточиться нет сил, а пустословить - желания.
Но сейчас дохнула такая тишина от Ваших строк, которая есть признак настоящей поэзии, и очень хочется как-то об этом сказать.
Вообще самые высокие и глубокие смыслы приходят в тишине, в одиночестве и непонимании. Они там созревают, и худо, когда появляются на свет еще незрелыми, хотя и в блесках подделок.
Но у Вас действительно эта глубинная тишина проявляется и является. И это стоит много...
С постоянной радостью от знакомства с Вашей поэзией.

Какая красивая осень, Серёжа, а в моих краях уже зима, тем приятнее возвратиться вновь
в осенние шатры.

Ваша поэзия, Сергей, словно антология классических традиций, тем, тропов. Незыблемость устоев, уклада и образа жизни - органичность с местом и временем, это не стихи настроения или зарисовок впечатлений, а летопись - вот, долго искала слово, именно она.

...на город променявшие село...

Сергей, в этих стихотворениях наряду с неубываемым в тебе мастерством живет душа, а она читателю, ой. как нужна!

Геннадий

Вкус прощенья и привкус прощанья...

Все так. Изумительная осень в Ваших стихах, Сергей! Спасибо!

Спасибо, Сергей! Одно стихотворение лучше другого! Настоящее пиршество Поэзии!

Необыкновенно пронзительный дурман осеннего увядания! Новых творческих побед!

Добавляю комментарий, чтобы возразить Татьяне Гордиенко. "Дурман увяданья" - лишь одна цитата. Которая еще ничего не говорит о стихотворении. Стихи эти - осиянны духовным светом:
А под стылое утро приснится
Храм Крестителя, теплые лица,
Пасха, звон, купола и сирень.
Или в другом месте:
Над окном - воркованье горлиц,
вот и правда, и благодать.
Я хотела написать лишь о том, что осенняя пора в стихах Сергея Шелкового тоже осенена благодатью, несмотря на процитированный выше "дурман увяданья" и "веющую пагубой прель околиц".

Чудесная подборка, Сергей!
У нас уже вовсю снег лежит, поэтому и песни другие, поэтому вернуться в Ваш октябрь особенно сладко. Стихи Ваши включают все органы чувств – зрение, слух, вкус, обоняние, осязание. Это настоящее пиршество ощущений. Первый стих – особенно яркое тому подтверждение.
Блаженный октябрь, когда всё дышит негой увядания, когда природа, как будто вскрыв вены, наблюдает сама себя со стороны – как неспешно идёт процесс умирания, как последние минуты наслаждаются бытием, засыпая постепенно, каждый лист, каждая букашка. И выход из этого сна ещё возможен – опять в весну и цветение, в купола, полнозвучие и тепло.
Тронула меня особенно «птичья» перекличка: «ребёнок-синица» и дети, упорхнувшие к дальним гнёздам.
А дальше – ослабевший день, но и в нём есть свои правда и благодать – «тесной комнаты тепло
на чёрно-сером, на предзимнем свете». Но нет ощущения тесноты. Как будто эта комната чуть ли не архетипический центр мира: и воркованье горлиц над окном, и радиально располагающиеся глухие окраины, и ветер-брат-зоил (чудесная совершенно связка!) И мир будто структурируется вокруг поэтического слова, рождающегося в тишине одиночества и являющегося первоосновой для всего остального.
Во втором стихе ещё хочется отметить великолепную, мастерскую работу с лексикой – малоупотребимой нынче, устаревшей и областной – благодаря которой во многом и создаётся ощущение высоты, хотя речь вроде идёт о простом и затрапезном. Это и «зоил», и «глод», и «пагуба», и «прель», и «скаред», и «морок» и др. И совершенно естественно на этом фоне Ванька Каин вступает, куда же без него? И вообще миру, и осени, в частности, не обойтись без краж, утрат и потерь)))
И замечательное завершение – «правдой одиночества». Вспомнилось сразу «сиротство как блаженство». Но у Вас мужской, более всеобъемлющий взгляд))) Поэтому не только «чутьё слепца», но ещё и «ястребово око».
Дай Бог Вам, Сергей, многих и многих октябрей (да и других месяцев не меньше))), чтобы правда Вашего поэтического слова возвращала к тому лучшему, что остаётся с нами всегда.
Спасибо за стихи, кланяюсь.
Извините, что расписалась – прорвало после долгого молчания)))

Сергей, прекрасная подборка, светлая, солнечная, добрая!