От сумерек до полуночи

Сумерки
Слетает за мгновением мгновенье
с ветвей времен листвою золотой.
Казалось, будто осень все изменит
и в сердце, наконец, придет покой,
за строчкой строчка ляжет на бумагу
и заискрятся легкие слова,
и оросится мысль небесной влагой...

Да вот уткнулась в лужу голова.

Смеркается. Листва почти опала.
Чернеют ветви мертвые времен.
Унылый дождь на землю льет устало.
А в голове - хмельной тяжелый стон.

Но свет дневной не до конца померк.
Все будет (после дождичка в четверг)

Ветер
Как мне пройти сквозь эту злую ночь,
в которой по дворам грабитель-ветер
шныряет, озираясь,
и охоч
до запертых надежд?
В неярком свете
продрогших фонарей
кружит листва,
и полночь дышит темною угрозой.
Надежда на грядущее мертва.
От прошлого остались смех, да слезы,
а ты за них вступаешь с ветром в бой,
чтоб в пустоте полночной не остаться,
но этот бой - борьба с самим собой,
И снова пустоту хватают пальцы.
А пустоте давно не привыкать
дешевой шлюхой лезть в твою кровать.

Безветрие
Усталый мир в глухие времена -
как дряхлый лев в убежище - вползает.
Висит на небе полная луна:
напыщенная, глупая и злая.
В безветрии безмолвно-ледяном
готово время бурей разразиться,
все полетит, как водится, вверх дном,
дождями смоет истины крупицы
с безлюдных троп,
и будет лев рычать
в бессилии от мутной непогоды,
и белый снег тяжелую печать
наложит на безвольные народы,
что так страшатся (и желают) бурь
в глухих краях, где вечно правит дурь.

Электричка
Замкнулась тьма стеною круговой,
звучит дождей глухая перекличка,
издалека летит утробный вой
подвыпившей полночной электрички.
Я впрыгну пред закрытием дверей
в пустой вагон, залитый грязным светом,
чтоб в темноте умчаться поскорей
отсюда...
с этой чертовой планеты.

Но электричка ввалится в тупик
к любовнику - глухому полустанку.
Издалека прожектором слепит
ревнивый скорый.
Звезды спят вповалку
на небосклоне черном меж планет.
И нет ларька.
А с ним и пива нет.

пива нет?
Что ж ты такую мрачную картину нарисовал? :(