Вспыхнут белым в сумраке единороги...

Дата: 22-09-2011 | 15:05:50



Посадка на остров


Ду ю спик ли инглиш? - Да нет, не дую,
что-то ветра в холстине-парусе мало.
Приласкал бы Англию, моль седую,
но вино в мехах молодиться стало.
Ду ю спик ли рашен? – О йес, дурашен!
С этим я родился и сгину с тем же.
Ветер сносит крыши с домов без башен
и, швырнув до Темзы, уносит в Тежу.

Бормочу своё языком древесным,
то крушинным словом, а то кленовым.
А боднусь ли с дубом – неинтересно
ни с плотвой-уклейкой, ни с вялым клёвом.
Языком дворняжьим лизну, шершавым
свеже-красной марки липучку-спинку
и письмо с любовью, со словом-"лавом",
отослав на остров, пущу пластинку,

где хитрюга Леннон и жук Маккартни
о герлАх стенают настолько страстно,
что любому ясно: склоняясь к карте,
держит руль Британия самовластно!
Три часа – до Темзы по небу, в итоге.
Проблеснёт на спуске речная дельта.
Потемнеют поздних лугов чертоги,
вспыхнут белым в сумраке единороги –
скакуны с зелёною кровью кельта…




В галерее


Лондон полон солнца был и яда.
Человеки расставляли сеть,
чтобы, жвачкой "Орбит" от Пилата
не гнушаясь, жить и богатеть.
Здесь и впрямь - великая столица.
Что ни Squere - по гравию, песку
скачет конь из бронзы, и десница
воеводы тянется к куску.
Здесь и впрямь нездешняя погода -
розы смяты натиском жары.

И напёрстки пришлого народа
боком-скоком вёртки и хитры.
Здесь пиитом с погремухой "Инок"
прорезинен рифмою ЛондОн.
А средь лиц убийц, средь ста картинок
с фейсами Тюдоров,
некто Донн -
Джон-найдёныш, звонник Иоанна -
восклицает взором: "Слово - Бог!"
Сам Господь бы собственного плана
столь открыто, на все сто желанно
ни за что бы высветить не мог...

Душевно рад твоим новым стихам! Очень сильно, учитывая, что это, в сущности, репортаж с места событий. Но поэзия задвинула журналистику!

Сергей, хорошие стихи, крепко спаянные.

Геннадий

И не хочется говорить банальные вещи, но ведь в самом деле классно! Всегда Вас читаю с удовольствием, Сергей!