Птиц-имён неизбывная стая...

Дата: 04-09-2011 | 16:40:00



Послевоенное



Оглянись в повоенное время -
там над полусожжённой землёю
прорастает репейное семя,
рвётся-силится встать над собою.
Там, в отечестве скудного хлеба,
искалеченных ясеней руки
тянут пальцы к правительству неба
у железнодорожной излуки.
Там облезлая сивая лошадь
тащит фуру с собачьею будкой,
оглашая базарную площадь
нотой гибели - воющей, жуткой...
Там, ухмылками наглы и юрки,
матерщинным хрипя перебором,
пиво хлещут отпетые урки
под зловонным базарным забором.
Как их бесовы пасти хохочут
над слезами предсмертного плача!..-
Значит, живы и Каин, и кочет,
и Лаврентий c мангалом - тем паче.
Значит, правит Иосиф всеправый,
плотоядность лампасов лелея

и атлас простирая кровавый
к занемевшей груди Мавзолея...
Его серые губы смеютя,
под табачными прячась усами,
его пальцы в суставах не гнутся,
мировыми играя часами.
Ссохлись кущи, затинились реки,
и хрипят пневмонийные груди.
И ложатся в суглинок навеки
победители, русские люди...
Катит полночь скрипучую фуру
через долгую чёрную площадь,
и, дрожа верноподданной шкурой,
жилы рвёт бессловесная лошадь.
Оглянись в повоенное время,
где лишь радио - с пеной у зева...
Въелось насмерть когтистое семя
в полкраюхи лихого посева.
Въелось семя родючее в память. -
Пьёт её, к небесам прорастая.
И летит сквозь колючую заметь
птиц-имён неизбывная стая...


1988

Что ж, и эти стихи, Сергей, хороши... Но как же все-таки за эти двадцать с лишним лет возрос ваш художественный дар!
И это - естественно и прекрасно.
Однако хочу заметить о другом. Вы, как, смею думать, и я, никогда не оставались поэтом, равнодушным к судьбе своей страны. А как многие из нас зациклены! - преимущественно только на СВОЕМ собственном художественном мире, на СВОИХ "откровениях", на СВОИХ душевных ранах, на СВОИХ транскрипциях мира и даже на СВОИХ, придуманных ими для СВОЕГО же творческого "комфорта", богах и псевдосвятынях...
И что показательно (замечал неоднократно): как только появляются на сайте стихи, обращенные к реальной трагедии нашей российской жизни, то чаще всего коммуникационный электронный "эфир" как бы замирает в некоем недоумении; не знают, верно, многие - что тут и сказать, да непривычно и говорить-то вроде об этом (ведь так удобно в своих лирических раковинках!)...
Да и сердца нередко далеки от таких "поэтических прокламаций".
Не могу утверждать, что жанр "гражданской лирики" мне самому так уж непременно приятен; к тому же он предельно труден - для того, чтобы не зазвучать вдруг фальшиво: помните, сколько фальши встречается даже в замечательном Пастернаке, когда он начинает вдруг затрагивать "гражданские" темы?). Но в отдельные времена и сей жанр оказывается полезен и, что немаловажно, эту тематику порой не может отринуть и сам поэт (хотя "про сирень", и "про любовь", и "про душевные копошения" в самом себе бывает, чаще всего, писать интересней (да и пишется нередко лучше).
Через это в свое время прошел и я...
По опусам множества поэтов - в том числе и вашим стихам, и моим, и тысяч других "пишущих" - будут в дальнейшем судить и рядить (кто как захочет) о всевозможнейших, разнообразнейших "поэтических" вещах нашей эпохи.
Но уверен: о духе подлинной российской интеллигенции - в ее отношении ко всем мерзостям окружавшей и окружающей жизни, ко всем горестям оной, к ее героям и злодеям, о нашем неприятии коммуно-советизма (как "духовного" зверства!), о нашем противостоянии ему - и тайном, и открытом, - будут судить в значительной мере именно по таким стихам, как вот эти ваши "1988 года", как отдельные мои (начиная с1970-х гг.), как равно и стихи некоторого числа (увы, явно не слишком большого) других авторов - из области, как я ее называю, "поэзии сопротивления".
Вообще же таких стихов тогда писалось весьма немного - из равнодушия, из-за непечатаемости, из-за духовной слепоты, из-за безблагодатности советизма, в котором - незаметным иногда для самих поэтов образом - они чаще всего и были воспитаны (ведь, замечу, даже и многие, казалось бы, диссиденты, внутри-то оставались вполне "совками" - по глубинной своей психологии) и, в основном, наконец, из-за самой прозаической трусости... Но не я брошу во всех них камень - им Бог здесь Судья...
И надеюсь, и верю, что когда-нибудь - в подлинно свободной, подлинной России еще будет издан сборник такой "поэзии сопротивления" - как том "поэтических" свидетельств, как страшный исторический документ той зверской вековой эпохи, в которой нам пришлось жить, чувствовать ее всей шкурой и всей душой и, осмысляя, влагать "оскорбленные" наши чувства в свою "гражданскую", но и вполне лирическую при всём том поэзию. Спасибо, Сергей.
С благопожеланиями, д. Георгий

Уважаемый Сергей!
Читая Ваши стихи всегда нахожу отклик в своей памяти и снова переживаю прожитое. Буквально - по каждой строке вижу реальные картины и сцены, проникаюсь теми же чувствами. И всё потому, что изложение идёт на такой высокой художественной сцене, что сам поднимаешься на неё и становишься не зрителем и читателем, а очевидцем.
Спасибо!
Ваш В.К.

Сергей!
Два обстоятельства побудили меня откликнуться на Ваше стихотворение.
1.Само стихотворение, необычное для Вас и, хоть опубликованное в рубрике "Разная лирика", но относящееся к "Гражданской";
2.Отклик на Ваше стихотворение уважаемого Георгия.

Сначала о самом стихотворении.
Оно замечательно и говорит о том, что и в 80-х в Ваших стихах чувствуется талант.
И всё-таки я уверена, что Ваша стихия - чисто лирическая.
Ваша способность увидеть и воспринять мир лирически - в его красках, запахах, сравнениях, ассоциациях - душевно и всем существом совершенно замечательна и неподражаема.

А теперь о тех мыслях, которые навеяны откликом Георгия.
Мне кажется, что самая что ни на есть лирическая поэзия более протестна, чем порой гражданская.
Окуджава запомнился своими лирическими шедеврами, которые по сути своей были протестными - против принятых шаблонов лирики, против так называемых "гражданчских чувств", против "огосударствливания" человеческой души, в защиту прав этой самой души чувствовать и ощущать так, как ей чувствуется и ощущается.
Подлинная лирическая стихия всегда протестует против всякой попытки подчинить её, выстроить и заставить петь хором. И в этом её главный эффект и воздействие на душу.
В этом смысле поэзия Ваша, Сергей, более гражданская, чем любая песнь тех, кто называет себя гражданским поэтом и патриотом.

(Замечание Уважаемому Георгию "в скобях": слово "итеЛЛИгенция" пишется так, как я его написала, а не иначе).

Сергей, спасибо Вам за ВАшу лирику. Её душевный строй всегда теплом ложится на сердце.
А.М,


Читал.Перечитывал.Думал. Всё- правда.Всё-боль. Димир.