На войну возвращается память

Дата: 15-06-2011 | 21:29:01


…в битве под Москвой враг был
остановлен на рубеже р. Нары…
Из «Истории Великой
Отечественной войны»

Речка Нара, речка Нара,
недлинна, неширока,
но когда бывает надо –
неприступная река.
Вот на этой речке Наре
в землю, в небо, в пламень, в лёд
врос интернациональный
необученный народ.
И, как будто по наследству,
защищая род людской,
принимали свой последний
и решительный свой бой.
Штык сломался от удара,
окровавленный кулак…
Он не даст в обиду Нару,
этот парень-сибиряк.
Вот лезгин ползёт с гранатой,
чёрный снег хватая ртом,
здесь, у этой речки Нары,
защищает он свой дом.
А война – она не сказка
с добрым сахарным концом!
Вот башкир-десятиклассник
в русский снег упал лицом.
На усах стеклится наледь,
затвердела боль в глазах –
то на снег у речки Нары
запорожский пал казак.
Мы-то знаем, не напрасно
пала горсточка ребят,
что теперь в могиле братской,
БРАТСКОЙ – слышите?! – лежат.
За страну у речки Нары,
головы свои сложив,
всё отдали, всё, что надо…
А ведь надо было – жизнь.


* * *
У войн суровые законы.
Тут передышка – тоже бой.
А он сидит себе в окопе,
читает книжку про любовь.
Сидит себе – ну ровно барин –
на куче вырытой земли
и только твёрдыми губами
от непривычки шевелит.
Но видно вовсе неуместна
в окопе эдакая жизнь –
на самом интересном месте
придётся книжку отложить.
И где ещё не дочитал он,
железным ногтём отчеркнул
и сразу в бой, любви не стало –
солдат вернулся на войну.
А на войне звезда солдата –
любовь свою закрыть собой…
И только ветер виновато
листает книжку про любовь.


Что все было так, а не как-то иначе,
могу ли ручаться своей головой?
Но рядом живёт и по праздникам плачет
невеста, что стала когда-то вдовой.




* * *

С фронтов журавлиным клином
летят треугольные письма,
короткие чаще, чем длинные,
суровые, страшные, истовые.


В метельной сибирской России,
как отзвук народной беды,
меж избами ходит Васильевна,
свои оставляет следы.
Хоть валенки и на износе,
но видно по этим следам,
кому они радость приносят,
где с ними вползает беда.
Смотрите, вот тут они шире,
в них лихость народной души,
решительные и большие,
как русское слово «Пляши!».
А здесь они точно больные,
как в сумку налили свинца,
устало идут и уныло.
Притоптанный снег у крыльца.
За дверью рванулась тревога,
надежда всплеснула и страх.
И ты, не надеясь на ноги,
присядешь: нет правды в ногах.
А правда, она где-то рядом.
Жене лишь сперва невдомёк,
что там, под чужим снегопадом,
лежит небольшой бугорок.
И ты, почтальон, ты в сторонку
с тоскою глаза отвела –
себе-то самой похоронку
ты третьего дня принесла.
И влага застыла бессильно
в глазах, как частица вины.
В ногах у Варвары Васильевны
жестокая правда войны…






Евгений Гринберг, 2011

Сертификат Поэзия.ру: серия 1366 № 87611 от 15.06.2011

0 | 1 | 4118 | 15.07.2024. 05:58:07

Произведение оценили (+): []

Произведение оценили (-): []


Очень хороший цикл, но первая часть просто улетная! Правда, ситуация во втором стихотворении показалось несколько надуманной. На войне, если и читали, то читали в госпиталях, от нечего делать.Я-то на войну не поспел, но помню, как мы почти всю библиотеку передали в госпиталь, что расположился в школе напротив.