Наброски (Из цикла без названия)

Дата: 09-06-2011 | 09:58:00

.. Л. ..


..
Словно мячиком лёгким — оранжевым солнцем — играем:
был в руках у тебя только-только, и вот, — догорает
на ладонях моих, и в оттенках его предзакатных
нет рассветного глянца, но я, отправляя обратно,
точно знаю — едва он минует еловые гребни, —
тут же вспыхнет — искрясь и ликуя — на утреннем небе,
ты помедлишь с броском, чтобы сон мой продлить, чтобы окон
не коснулась заря раньше времени;
..
солнечным боком
прижимаю к щеке и целую подарок горячий —
как же дорог лучистый — рукой твоей брошенный — мячик.

..
В тонких гранях — стеклянных — нарцисса стрела
преломилась; снующее ласковой рыбкой —
солнце тронуло вскользь уголки грустных глаз,
где — кувшинкой речной — притаилась улыбка;
что надменный нарцисс? — нет дороже цветка,
под моими губами расцветшего кротко;
..
я целую, пока день течёт, как река,
где — забытою — плещется рыбка-сиротка.


..
Вечер тягучий в прожилках янтарных —
солнечный мёд растекается, тает —
льётся на листья, дрожит в паутинках;
птица фальшивит, уставшая тинькать, —
долгим был день;
ветер в небо отпустит
пух одуванчиков, стайку капустниц —
в медном медлительном белая завесь;
в капле медовой весь мир увязает.
..
Глаза твои цвета гречишного мёда —
лучистый янтарь в нём не раз искупался;
ночной мотылёк, притворявшийся мёртвым,
вспорхнул и растаял в вечернем,
на пальцах
оставив пыльцы перламутровый отсвет;
тюль выдохнул ветер, как — с нежностью — имя,
и руки мои сознавались в сиротстве,
на миг расставаясь с руками твоими.

..
ты утром нежен: так — лаская — длишь
видений сонных привкус карамельный;
сквозь мглу ресниц пытаюсь разделить
тебя и солнце, но — нарочно медлю,
чтоб пребывать в неведении; свет
скользнёт по мне — податливой, — балуя,
а я — тебя благодарю в ответ,
касаясь губ лукавым поцелуем.

..
во взгляде — мёд, он тёмен и — горчит,
когда задумчив ты, когда ты — грустен;
добавят крапин солнечных лучи —
я ощущаю сладость в послевкусье.

..
пригоршню солнца опускать, шутя,
в ладонь твою — подставленную, — это
во мне сейчас игривое дитя
со взрослым сердцем женщины-поэта;
и весь твой облик, мимика и речь —
метафор ряд и сонм ассоциаций;
поэту бы — в высокое облечь,
ребёнку — просто хочется смеяться.

..
сменялось солнце ливнем, только он
кончался быстро, не успев начаться,
был светом ярким часто прорежён
так, будто небо плакало от счастья.

..
смеюсь светло, когда смеёшься ты, —
о чём? — не знаю; Господи, прости нас..,
ращу неспешно райские сады
из хрупких-хрупких яблонек-тростинок.

Глаза твои цвета гречишного мёда —
лучистый янтарь в нём не раз искупался;
ночной мотылёк, притворявшийся мёртвым,
вспорхнул и растаял в вечернем,
на пальцах
оставив пыльцы перламутровый отсвет;
тюль выдохнул ветер, как — с нежностью — имя,
и руки мои сознавались в сиротстве,
на миг расставаясь с руками твоими.

Изумительно, Ли!!!

А вот и славно, что"без названия"
как у Германна.в"Пиковой..""Земным названьем не желая
её назвать"
Ни называть, ни обсуждать...
только -читать..читать....
Чудесно, Ли! Особенно последние несколько миниатюр:
...л у к а в ы м поцелуем...!!
.....небо плакало от счастья...!!!

Неисчерпаемого вдохновения ВАм, умница!
Л.

взрослое сердце женщины-поэта? Да "такого не может быть, потому что не может быть никогда"...
У Вас же, Лилианна, это нагромождение несовместимостей каким-то образом превращается в гармонию!

Стихи светлые и доверительные. 10

Геннадий