Как я выключила музыку

Дата: 20-05-2011 | 22:57:26

У меня сейчас не лучшее время. Мудрецы говорят, что только устремив взгляд на сфинкса, можно нарушить его злые чары. Сфинксу долго смотрела в лицо. Он и меня спросил о том, о чем спрашивал всех: "Для чего?".
Он думал, что отвечу, как многие: " Если мы умираем полностью, если мы всего лишь из небытия в небытие - то утомительно и скучно отвечать - ты, Сфинкс, и так знаешь, что гуманность так же бесчеловечна, как и все остальное..".
Я не люблю Египет. Особенно в его древних уголках.
И очень люблю диванчик, на котором мне было... настояще. Я на нашем диванчике, на Новоаркадиевской, поняла, отчего во мне такая тоска, которая удивляла и неисчерпывалась, даже когда меня обнимал он...
Тоска от этого вопроса сфинкса.
Тоска же родила ответ на вопрос "для чего" - для умения принять подарок жизни: любовь и надежду. Принять - то я приняла, а вот что дальше было делать с такими подарками? И, знаете, только сейчас бы смогла - знать... Знаю.
Но тогда я ещё не знала, что нужно перестать настаивать на своем.
Меня мама научила настаивать. И я искренне жила по науке, но была не послушной девчонкой, а втирушей и притворщицей. Только мало кто это про меня понимал. Это из стихотворения, посвященного мне: "У тебя повадки лисьи. У тебя своя игра".
Свою игру придумывала сама лет с восьми, и до сих пор в нее играю. Привыкла. А игра - хорошая, не подводила. Спасала и спасает от многого в жизни. Особенно от лишних поступков. Даже совершив их, с помощью игры, я умею отменять... стирать, как карандашный рисунок ластиком... Подводит меня, как раз не игра, а та самая "правда жизни", от которой скулы сводит, как от дурного воспоминания.
Много лет думала, что жизнь у меня отнимала мое "Я". И - сопротивлялась. Тогда же начала спрашивать - что такое страх? И почему его бояться? Отвечали разное, и ничто не было похоже на правду. Об этом много думала - и поняла, что страх крепко завязан на надежду. От страха можно избавиться только одним способом - потеряв надежду.
Знаю, как страхом изменяют сознание, и знаю, что со всяким можно сделать все с помощью надежды и страха...
Мое письмо не об этом. Все мои письма - не об идеях, у меня нет никакой теории, просто наблюдаю и раздумываю. И я глубоко уверена, что разум враг жизни. Я подозреваю, что интеллект стремится к уравновешиванию, стабилизации памяти. А, значит, к смерти. Потому что живое, очень индивидуальное - абсолютно нестабильно. Живое ускользает от ума, и ум ищет мертвое.
Со мной потому трудно, что я очень живая. Разум скептичен, разве могу открыться разуму? Что-то объяснить... всю жизнь хотела, мечтала объяснить себя. И то, что пишу свои письма теперь, - о, это не желание объяснить, а просто удовольствие от занятия совершенно мертвым делом.
Такое приобретенное извращение, заменившее мне радость расслабления в руках любимого мужчины.
"...если не зырять на ножки и звёзды, чего там на души зырять, с их потёмками трахаться?" - меня обрадовали эти строчки, и я позавидовала их произнесшему... Позавчера меня по щеке погладил незнакомый человек, у него руки были в краске, он в художественной мастерской там чего-то делал, я картину смотрела, а он подошел и просто по щеке погладил. И все.
До сих пор испытываю чувство потрясения - от ласки. Это похоже на потрясение от строчек, которые повторяю все эти дни : "В моей крови египетская тьма растворена, и пальцы дышат тайной. Мое кольцо тяжелое, венчальное, вплелось звеном в чужие времена". Как-то совпали его ладонь и эти строчки из моего забытого юношеского стихотворения. Расплакаться не смогла, а погладила его в ответ и сказала "спасибо". И пошла, выпила коньячку. А на меня смотрела моя компашка, и не знали, что сделать-сказать, так оно все вышло образцово-показательно. И тогда - а среди нас была прекрасная пианистка - она заиграла Рахманинова, и внезапно, вслух, я выдала текст о том, как не люблю живую музыку. Потому что нельзя ее вовремя выключить. Пианистка перестала играть и расплакалась. Вместо меня. И ушла. Никто не остановил ее.

2
Где я, автор, и где - мои персонажи? Может быть, остальной народ мне нужен только для того, чтобы во мне самой - волну гнать? Для раскачки лодки, которой, желательно - пустой быть. Ну, я в ней, разумеется - сижу на веслах... А вот козу и капусту, а так же волка - необязательно... категорически! Мне достаточно, что когда - то у кого - то - они уже сидели. И мне известно, что из этого получилось. Что-что... математика!
Мне безразлично, - мой ли опыт, чужой - я во всех, и все во мне, и это целостно и прекрасно. Или ужасно? Уже не всегда это умею отследить. Меньше плачу, реже огорчаюсь.
Я - понимаю. Мне это свойственно. Я все прозрачнее и светлее, и во мне, и сквозь меня уже - гонит сила волну...
Вот очнулось детское, и оглянулась юность, а я пошла в парикмахерскую и - состригла седые локоны. И теперь мой панковский ежик радует меня и смущает моих подруг - бабушек. А мне смешно, я купила барабан. Два барабана - чтобы рассказать своему внуку, что такое - джаз, и мы барабаним, когда его родители - мои дети - оставляют нас наедине, и мой трехлетний друг уже умеет ценить свалившуюся на его голову тайну, и хранить ее - он прячет наши барабаны в в платяной шкаф, завернув в курточку.
Как густо во мне живут утраченные для полноценного /?/ (О, нет, просто привычного в обычном мире людей) общения люди - они все в своих жизнях, я всех отпустила - и они приблизились, стали неотделимы от моей жизни, вошли в меня и в структуру моей самости. Они стали? - мною.
Всех "съела", и теперь, когда встречаюсь с ними, любимыми или ненавидимыми, я умею быть с ними ровно и хорошо, и у меня почти не возникает проблем - рай наступил вокруг меня.
Боже мой, а как же назвать, определить то, что внутри? Тот шум и разноголосицу, ту тишину понимания и взрывы счастья или горя, ту тонкую печаль, от которой нет спасения, ту любовь, что растворяет меня во всех, а всех других - во мне, даже на кого негодую в памяти, но любовь - и память растворяет... заливая все светом приятия, прощения. Забвения?
Страшное ли это понимание и страшно ли развертывание панорамы собственной строчки из старого стихотворения : Свет Есть Пожар, в Котором ни Души...
Нет, мне - не страшно. Но... А зачем он тогда, этот Свет? Вернее - ТОТ СВЕТ?
Если это - забвение. Отсутствие присутствия. Не отсюда ли мое : "Раздели со мной отсутствие"? Интересно - а как ?..

и капустку, и козу, и волка́… ай, молодца́!

Оля, в Вашей безоглядной стилистике… когда уты-ка́ешься в берег —
чувствуешь себя рыбой, выброшенной из сродственной стихии!

(“Вы” — дабы вы-разить трепет!) :-)