Советская дуэль

Дата: 02-04-2011 | 03:40:08

О, времена, о, нравы! – воскликнул кто-то из древних, имея в виду падение моральных устоев.

Но стоит ли горевать по этому поводу, ведь, смотря, какие устои ушли в прошлое, и насколько они были моральны.

Например, человечество отказалось от дуэлей, а нравственность от этого только выиграла.

Последняя дуэль в России произошла в 1961 году.

Это были годы расцвета советской власти и коммунистической идеологии. Соответственно, и дуэль произошла исключительно на идеологической основе.

Но обо всем – по порядку.

В конце шестидесятых годов кто-то бросил клич: физики, то есть, ученые, важнее лириков. Поэты немедленно обиделись, и по всей стране начался горячий спор.

На партийных съездах, на комсомольских летучках, и даже на профсоюзных собраниях ставился вопрос: лирики или физики? Эта всенародная дискуссия не обошла стороной и Владимир.

С старом, трехэтажном здании на улице Горького проводила свои занятия литературная группа. Руководил ей детский поэт Александр Гольдберг. В литературную группу ходили самые разные люди – рабочие, студенты и даже учащиеся. Конечно, все они беззаветно любили литературу и горой стояли за лириков.

А представители общества изобретателей и рационализаторов - как раз наоборот. И кому-то из них в голову пришла идея устроить диспут на эту тему. Изобретатели направили в литературную группу своего лучшего рационализатора, Сережу Сысоева.

- Покажи им Кузькину мать! – сказали ему, и похлопали по плечу.

Изобретатели знали, кого посылать. Сережа Сысоев был высок ростом, широк в плечах и не отягощен высшим образованием. Придя в литературную группу, он заявил сходу,

- Привет, слабаки! – И тут же получил в ответ:

- Слабаки, но не дураки!

И началась дискуссия. Гольдберг, как настоящий рефери со снисходительной улыбкой наблюдал за поединком.

Физику пришлось туго, несмотря на крепкие мышцы. Спор с литераторами его перенапряг. В конце концов, он взмахнул кулаками и обращаясь к одному из лириков, Коле Матвееву, заявил.

- Дать бы тебе по башке, ты бы и рассыпался!

Лирик по сравнению с «физиком» был действительно жидковат. Но только телом, отнюдь не духом. Коля Матвеев вплотную подошел к Сысоеву и глядя ему в глаза, заявил.

- Я вызываю тебя на дуэль. Если откажешься, то вся твоя болтовня – чушь, а вы, физики, полное барахло!

В тот же вечер о грядущей дуэли стало известно всем заинтересованным лицам: горкому, КГБ и милиции. Александр Гольдберг, как руководитель литгруппы мгновенно оповестил всех.

Секретарь горкома выслушал новость, стукнул для порядка кулаком по столу, сказал, - безобразие! – и тут же поинтересовался, – как ты считаешь, чья возьмет?

- Думаю, физик победит, - солидно ответил заместитель.

- В комитете госбезопасности посмеялись, тоже стукнули кулаком по столу, но ставку сделали на лирика. И по телефону заключили с горкомом пари.

А милиция заняла выжидательную позицию: пока преступления нет, значит, и волноваться не о чем.

Между тем Сысоев и Матвеев договорились встретиться на следующий день и обговорить условия поединка.

- Стреляться будем с двадцати шагов! - сходу предложил Матвеев, вспомнив дуэль Печорина с Грушницким.

- Переведем в метры! - сказал рационализатор и вооружился логарифмической линейкой. – Твои шаги короткие, мои длинные. Возьмем среднее значение.

- Значение-то мы возьмем, задумался Коля Матвеев, а вот где взять пистолеты?

- Нигде. – Ответил Сысоев. – Но я могу их выточить на станке.

- Статья! – Подсказал Матвеев.

- И срок. Возможно, расстрел, - испугался Сысоев. – Не пойдет! Нужно выпросить в музее шпаги или мечи.

Обратились к старому работнику музея, Альфреду Ульриховичу Куролапову. Альфред Ульрихович сидел на стуле, в бытовке и наяривал ветошью два богатырских меча.

- Вот, то что надо! – воскликнули хором соперники. Но Ульрихович показал им кулак.

- Экспонаты портить не позволю!

- А как же нам быть? – огорчился лирик Матвеев.

- Купите топоры и рубитесь, сколько влезет! Правда, это уже уголовщина. Пять лет, как минимум!

- Нам необходимо решить вопрос, – Озадачился физик. – У нас дуэль!

Альфред Ульрихович хитро прищурился.

- А вы вот что сделайте. Выстругайте себе мечи из дерева и заточите, как следует. В старину все было из дерева: мечи, ножи, топоры. Наши предки даже брились деревянными бритвами, во как! И никакого криминала, деревяшка холодным оружием не считается.

Идея показалась друзьям замечательной. После работы они встретились у лирика дома. В те годы почти у всех отопление было печное, так что дерева хватало. Нашли подходящую доску, распилили ее пополам и стали выстругивать мечи.

А представители партийных органов, КГБ и милиции тоже не дремали. По меньшей мере два агента внимательно наблюдали за происходящим. Когда они увидели в руках соперников хорошо отструганные мечи, немедленно доложили куда следует.

Через полчаса в калитку дома, где проживал лирик, вошел участковый.

- И чем мы это тут занимаемся? – ласково спросил он.

- Мечи стругаем! – ляпнул простодушный Сысоев.

- А зачем? Зарубить кого-то хотите? Тогда так и запишем: изготовление оружия с целью дальнейшего разбоя. Десять лет вам светит, ребята.

- Вы нас не поняли, - перепугался лирик. – Просто мы хотим научиться фехтовать. Как в старину Александр Невский.

- Вы мне мозги не пудрите! – возмутился участковый. У Александра Невского, как у красного командира, была шашка и маузер. Он шмалял во врагов как Чапай! И вообще. Если фехтовать, то зачем концы острить? Ну-ка, дайте!

Он отнял у дуэлянтов мечи и топором на раз-два обрубил острия.

- Вот теперь гожо. Фехтуйте! – И сел в сторонке, понаблюдать.

Пришлось фехтовать для участкового. Милиционер попался азартный, подбадривал то одного, то другого, в конце концов, сам взял меч и стал показывать приемы ближнего боя. Словом, нафехтовались до полного изнеможения. Усталый, но довольный, милиционер ушел, прихватив с собой мечи.

- Завтра приду, продолжим.

Оставшись одни, соперники впали в отчаяние. Дуэль при социализме оказалась слишком трудоемким делом. Стали прикидывать, что можно использовать еще.

Электродрели, отбойные молотки, ломы – не годились. Слишком тяжелы. Штукатурные мастерки, ватерпасы и линейки, как оружие могут вызвать только усмешку. Соперники горевали на скамейке возле дома лирика, когда к ним подошли двое в штатском. Показав удостоверение, они сказали.

- Пройдемте.

Не подчиниться такому удостоверению было невозможно и через несколько минут Сысоев и Матвеев сидели в кабинете сотрудника КГБ.

- Вы разве не знаете, что дуэли запрещены? – Загремел сотрудник.

- Не знали! – Хором соврали дуэлянты.

- Но какая дуэль? – продолжил сотрудник. – феодальная, капиталистическая. А наша, советская наоборот разрешена.

- А разве такая бывает? – Удивился Сысоев.

- Не бывает, так будет! – успокоил их сотрудник. – Поединок – это дело чести. Его отменить нельзя. А вот как провести дуэль по-нашему, по-комсомольски, я вам сейчас скажу.

И он подробно, на бумаге, объяснил соперникам, что они будут делать. Поединок был назначен на следующий день.

Место для дуэли выбрали идеальное – недостроенный стадион «Трудовые резервы». Народу было немного: участковый, два представителя от КГБ и Горкома и гражданин средних лет и неопределенной наружности. Сам он скромно отрекомендовался судьей.

Сысоев и Матвеев в спортивных трусах заняли места на беговой дорожке. Судья отсчитал сто шагов, скомандовал - «Старт»! - и соперники припустили с места в карьер.

Первым, дыша, как загнанная лошадь, прибежал Сысоев.

- Тебе ходить белыми! – сказал судья, раскладывая шахматную доску. Когда Матвеев прибежал к финишу, «физик» уже сделал первый ход.

Однако лирик оказался в шахматах сильнее. Ко всеобщему изумлению он объявил Сысоеву детский мат.

- Один-один! – потирая руки, сказал судья. – Начинаем решающий раунд!

С этими словами он выдал невольным спортсменам боксерские перчатки.

С первых секунд стало ясно, что ни тот ни другой даже понятия о боксе не имеют. Сцепившись, соперники стали изображать нечто вроде аргентинского танго, причем Сысоев выступал в роли дамы.

Вконец рассвирепевший судья попытался их разнять.

- Ну, кто так дерется, кто? – возмущался он. – Вы что совсем бить не умеете?

- Вот так надо действовать, вот так! – он нанес лирику несколько ударов по корпусу, в результате которых, Матвеев получил нокдаун и улегся на траву.

- Ну, понял?

- Понял! – Выдохнул обалдевший Сысоев и нанес короткий, но сильный удар судье в челюсть.

- Чистая победа! – пробормотал судья и рухнул на траву рядом с лириком.

- Партия никогда не ошибается! – сказал представитель горкома, принимая от представителя КГБ выигрыш – бутылку конъяка. – Физика всему голова!

Что же касается физика Сысоева, и лирика Матвеева, то они повели себя несколько неожиданно. Отдышавшись от дуэли, бывшие соперники пошли прогуляться по городу и что самое удивительное, больше никогда о своем споре не вспоминали. Дуэль по-комсомольски сдружила их на всю оставшуюся жизнь.

Но не это самое удивительное.

Недавно в моду вошел своеобразный вид спорта: состязание мышц и интеллекта. Есть там и партия в шахматы и боксерский поединок! Стало быть, кто-то вспомнил о той забавной дуэли, которая произошла во Владимире в 1961 году. Вспомнил и сумел использовать! Вот так спор физиков и лириков откликнулся в наши дни.




Владимир В. Пучков, 2011

Сертификат Поэзия.ру: серия 1287 № 86417 от 02.04.2011

0 | 1 | 1943 | 13.06.2024. 22:54:05

Произведение оценили (+): []

Произведение оценили (-): []


Очень смешно! Но мне, к тому времени уже закончившему универ, Контора Глубинного Бурения казалась гораздо более зловещим
учереждением. :)