Совки и чайники

Дата: 04-05-2002 | 12:40:27

***
Кто любит кухарку! - она же пропахшая луком.
Она же пропащая в скрежете сальных кастрюль!..
Ей дворник подстать. Он куражится в ватничке глупом
и машет метлой весь январь, и апрель, и июль.

Да, пара они хоть куда: поварёшкой супруга
любовно взрыхляет бурлящие ляжки борща.
Ему же навьюжила снежную женщину вьюга,
чтоб хладныя перси лопатой ласкал, трепеща.

Тем самым, они - как вода, извиняюсь, и камень,
как с прозою стих, или - огнь в ледяных языках.
Однако, сошлись. Расплодились. И будут веками
совместно сиять, как совки. Или чайники как.

***
Композиторы живут - в мире закорючек.
Лапки кверху - ножки вниз, tra-la-la-la-laj!
Их скрипичные ключи до чего скрипучи -
прямо хочется на них запереть рояль.
А кругом идёт борьба в мире капитала.
И где капитала нет - тоже всё борьба.
Каждый каждого тузит, лупит чем попало.
Всякий гнёт свою спираль, pa-ba-ra-ba-ba!

Победители живут в мире авторучек:
то автограф подпиши (прописью, в рублях),
то в блокнотик адресок (так, на всякий случай).
Или - к бомбе приравняй: кинул, и - ba-bah!
Композиторы живут в мире нахлобучек:
победителям не та музычка нужна.
Ой, лабайте вы не рок, а кантату лучше,
или будет вам bo-bo, na-ni-na-ni-na...

***
Победитель - всегда похититель,
он с победы имеет трофей.
Им обобран правитель и житель.
Ключ от города, девственность фей -
всё его теперь, даже de jure,
ибо он неподсуден теперь.
Ибо этой великой фигуре
небожители ныне родня.
Перст творения - он. И фортуне
просто незачем делать меня.

ХРОНИКА ПЕРЕСТРОЙКИ
1. Ухнул мир, а может, рухнула скамейка.
И за мною кувыркается на пол
кофемолка, зубочистка, душегрейка
и чесночница-орехокол.
Хозтоварами я заживо завален.
Перья штопоров качаются в глазу.
И очки разбиты где-то за роялем.
И подняться силы нет: ползу.
Горница. Сервант. Кушетка. Горка.
Красных мальчиков порядок поредел.
Пелеринка. Переборка. Перегонка.
Перебранка. Чёрный передел.
1988

2. В роковые минуты всё ел бы да пил,
всеблагих ублажал бы анапестами.
Но меня собеседником звали на пир,
потому и не подали закуси.

(Внутренним голосом)
3. Накрылась пресловутой перестройкой диалектика.
Примат иного мышленья влит в котелки над шеями.
Журналы пахнут бяками ненормативной лексики:
она легализована (в фекальном отношении).
Ну, значит, гласность, прочее... Но, говоря по совести,
моё перо эзопово не склонно к панегирику.
И жалко, что потребности приравняны к способности
достать хотя б чего-нибудь за килограмм по чирику.

4. Когда-то, когда расцветали событья
над полулегальной листовок листвой,
они волновали, как будто соитья,
о них исключительно мог говорить я,
и ухо ласкал мне глушителей вой.
Но вот пролетели мгновенья экстаза,
оргазм (политический) не наступил.
Приелась трёхцветнознамённая фраза
(а, может, года передвинули фазу,
и Кронос великий мне пыл притупил...)
1990

5. Перестройку закончил досрочно.
Думал, в чем её смысл и итог.
Сочинял до полуночи строчку.
Кипятил на газу кипяток.
Выводил среди ночи собачку.
Лег. В эфире ловил "голоса"
(вроде как Жанна д'Арк). Перепачкал
ручкой простынь и рожу лица.
Не поверил врачу (аллопату),
сомневаясь привычно во всём.
Мостовую пошкрябал лопатой.
К небесам воспарил, невесом.
1990

Внутреннему голосу


6. Говоришь, кругом - покати шаром?
Перестройка, мол, не хухры-мухры?
Так ведь жив же, цел, ведь к тебе с добром!
А всё баб тебе б, все б икры-махры!
Хорошо - гуманные времена,
не грозит набегом ни хан, ни лях.
И зерна у них что у нас дерьма.
И взаймы - пожалуйста (не в рублях).
А могли бы шашкой: секир-башка,
как хотел, глумился бы каждый всяк.
И жена пошла б, и славянский шкаф
за оброк-ясак и за просто так.
Вот тогда дотумкал бы - что почём.
На Зарю молился бы (Октября).
А с едой-питьём все пока путём.
Так что ты, того, не петюкай зря.
Ноябрь 1990

7. Как проснулся - тут же, в секунду сию же,
как ошпаренный, бегом на службу подался.
Ведь проснулся-то в Обновлённом Союзе,
в по-хорошему правовом государстве!
18 марта 1991

8. Вот суворовцы. Румяны и упруги.
Как скрипят у них погоны и подпруги!
А какой менталитет!
Это ж генералитет -
наши завтрашние Язовы и Пуги!
Сентябрь 1991 г.

9. Смейся, Пугач! Улюлюкайте, Стеньки!
Родина, плачь, дорогая Отчизна!..
Всюду валяются рваные деньги.
Вот мы и дожили до коммунизма.
Декабрь 1993

10. Иллюзии! Куда попрятались?
Где всё, что в юности хотелось?..
Ах, эта чёртова порядочность,
интеллигентность, мягкотелость...

Гремя картонными доспехами
по затрапезным Зурбаганам,
Мы за туманами всё ехали.
Приехали. Теперь - куда нам?..
(Без даты)

В ЗАВОДСКОЙ СТОЛОВОЙ
Матюгов над щами реяли демоны
с никотином пополам.
Начальник, сильно разгневаны,
повторяли: план, план!
Токарь и швея-мотористка
касались коленками. Бугор врал:
- Нам не надо безумного риска,
в понедельник общий аврал.

***
Ничего не слышно, кроме
мата, глупостей и лжи.
Вот трамвай, десятый номер,
на площадке кто-то жив.

КОНФОРМИСТЫ
Бригадир овощеводов из башкирского совхоза,
тунеядец без приводов, исцелённый от психоза,
продавщица в магазине, члены МОСХа, ССП,
воры, гении, кретины, генералы и т.п.
1977

***
Старую бормотуху - в новенькие мехи.
Старенькому супругу - новенькие грехи.
Старенькую верёвку - новенькому крюку.
Новенькую метёлку - старенькому совку.

***
Когда совок совокупляется с совчихой,
ему в ночи, в ея начале, нужно слово.
И из динамика какой-то копенгаген
- Россия знает, - говорит, - своих евреев…

ВРЕМЯ НЕПРОСТОЕ ВРЕДНОГО ЗАСТОЯ
Дамы, кавалеры, драмы, адюльтеры,
бодрые попойки, добрые помойки,
нудного ученья трудное мученье,
дальние походы, ранние восходы,
горные восторги, гордые мосторги,
памятные ночи... молодость, короче.

***
Окот сознанья, о котором предупреждали прохиндеи,
произойдёт в конце недели он по расчету моему.
Употребляйте пасту с фтором. Приобретайте орхидеи.
Не верьте этой ахинее, а также мне и никому.
Но я заметить должен сразу, что образ бритвой рта разрезан,
что электрическим фарезом больной навеки сна лишен.
Лампады луч - заноза глазу - торчит предстательным железом.
Он виноват, но бесполезен тому, кто плачет нагишом.

СВЕТОФОР
Зелёный это цвет движенья:
жизнь зеленеет, как безмен.
А жёлтый цвет - предупрежденье
давно намеченных измен.*)
А ярко-красный цвет застоя
должны приветствовать мы стоя.
___________________________
*) Вариант: Жизнь зеленеет, как бревно -
измен, намеченных давно.

***
Я сижу в уголочке кровати,
перепуганный, как обыватель, **)
и дырявым своим одеялом
прикрываю ноги наготу.
А на кухне гремит телевизор,
и трясёт меня сверху до низу,
и линяют мои идеалы
по пути от базара ко рту.
________________
**) почему, собственно, "как"?..

На мой взгляд, зря Вы всё это "зациклили". Столько перлов, а в целом читается хуже. Но, всё равно, получил удовольствие.

Спасибо, Миша