Некая тайна упрямилась в ней...

Дата: 19-12-2010 | 16:43:57



Анна Тёмная



Царская кухня, фамильный пирог,
"графских развалин" блаженные сливки -
первое, что я припомнить бы мог
для свежесрезанной к тексту прививки,
для прорастанья в просветах меж строк
вербных - над Пасхой, над Летою веток...
Губы забыли сонетов венок,
что завещал мне лирический предок.
И лишь язык помнит эпоса смак,
вкус совершенства - варенья из вишни,
временем скудным подаренный знак,
что на житейском пиру я не лишний.

Бабка моя, яркоглаза, черна, -
то ли турчанка, то ль дочь Ханаана, -
из Гуляйполя, землячкой Махна,
родом была, величаема Анна.
Некая тайна упрямилась в ней,
не пожалев ей, оливковолицей,
нрава взрывного и властных кровей -
в память о матери-самоубийце...
Оба мы с нею - не шёлк, лишь в конце
века её навсегда подружили.
Был городок на Кремнёвом Торце,
ставил дворы на серебряной жиле...

Город большой не хотел ни меня,
ни зарифмованных мною подарков. -
Сепсис, погибель гнилого огня
к двадцатилетью накаркал мне Харьков.
Чудом Отца я сквозь жар упросил,
в койку мизинцем вцепившись в больнице.
Отче, и ныне всей зыбкостью сил
в твёрдой Твоей отражаюсь зенице.
Там, на краю, сквозь Антонов тот чад,
некая лёгкость являлась мне странно:
из всей семьи, изо всех её чад,
слёз не жалела лишь Тёмная Анна.
Кто ещё плакал когда обо мне -
раньше, потом? Не смогу, не припомню.

Ибо в своей многолюдной стране
я не сыщу тебе, горлица, ровню.
Пламень слёзы на больничный порог
ты навсегда и за всех уронила.
Я без тебя одолеть бы не смог
всеотчужденья тягучие силы.
Мутную ревность сутулой земли
к неболюбивым несгорбленным чадам.
Анна, опять твои гости пришли,
нахнет стряпня человеческим ладом...
Пахнет сосновой доскою исход.
Щёки горят от сухого обмана -
с Божьей слезой уплывает вперёд
Тёмная, истинно тёплая Анна...

нравится
+10

С уважением, ВБ.

Стихотворение из глубины сердца.

Геннадий

Очень понравилось. Молитва мыслителя и бунтаря, усмиряющего себя. Великолепен язык.