Но о худшем я лучшее помню...

Дата: 13-12-2010 | 16:33:16

* * *



И поддельный мускат отдаёт неподдельным портвейном.
Относительно всё, как доказано точно Эйнштейном.
Пригласите поэта в солярий, а не на погост.
Отнесите цветок к нержавеющей памятной стеле,
если воры ночные металл ободрать не успели.
Труден выбор пути, а подъём относительно прост.

Не оставьте творца на асфальте продрогшего века –
относительно тёплого, сбитого с ног человека.
Мрачно, Отче, дичанье Твоих переростков-детей…
И упрятав художника в зимний гараж до похмелья,
карандашным огрызком пишу в дневнике всю неделю:
«Время – без покаянья, пространство – без добрых вестей…»

Проводите, без зависти, в летний театр музыканта,
в оркестровую яму. И ленточку чёрного банта
повяжите на шею в пропорции крыл мотылька.
А когда зарыдают об общей утрате «Паяцы» -
абсолютен их слух. Первородство не смеет склоняться
пред огрызками нот перекупщика и байстрюка...

Занесите мой резус в картонное личное дело.
Относительно точно в слова облекается тело.
Например, фигурирует точность «до наоборот».
Давят зимы Сибирью на плохо заросшее темя,
прирастает цифирью до боли знакомое племя.
Но о худшем я лучшее помню: «И это пройдёт…»





* * *



Стихи начинаю строить с крыши -
первая строчка к небу ближе,
последняя - к земле...
Строю истово,
много лет
маленький храм из сосен,
ясный, как осень.
Назову избой и пагодой,
поселю там тихо,
чуть дыша,
голубую живую ягоду,
похожую на земной шар.

Сергей, очень сильное впечатление на меня произвело первое
произведение в целом и последней строкой, давшей название всему стихотворению:

Но о худшем я лучшее помню: «И это пройдёт…»

Она хороша и своим парадоксальным, оксюморонным смыслом и напоминанием о великой мудрости Соломона.

С пожеланием дальнейших успехов,
М.Л.



Да не поможет поэту никакой солярий! Но стихи, Сергей, и чувства в них красивые.

Перед "погостом" должно быть "на", да?