Сонеты предзимья

Памяти Сергея Сергеевича Гречишкина

I
В тревожной мгле глухого ноября
осколки солнца молча догорают,
но близок мир, где нежная заря
на небесах от края и до края
пылает, дышит, и не нужно сил,
чтоб в лучшее поверить без оглядки...
Ноябрь этот листья износил,
гол как сокол.
А значит, все в порядке,
все как всегда,
и вновь не разомкнуть
ночей и дней бесцветного смешенья,
где плещется безжизненная муть
и мечутся безрадостные тени,
и кажется, что грезишь наяву
о дне до неприличия весеннем.

II
Последний вздох осенней немоты
в провинциальном городе.
Пустынно.
Огни, едва дрожащие, бледны.
День съеден темнотой наполовину.
Промозгло.
На унылый сон домов
слетает равнодушно дождь со снегом
и слышится почти неслышный зов
давным-давно загнувшегося века.
И колокольный звон едва бредет
по серым переулкам боязливо,
зовя к вечерне пьяненький народ.
Но храм безлюден.
Все проходят мимо.
И стонет век, загнувшийся навек,
под пьяный плач убогих и калек.

III
Когда почти исписана тетрадь
и строки перечеркнуты устало,
то больше и не хочется писать
о тех, что были. И кого не стало.
Тогда листы осенние горят
огнем неярким в холоде молчащем,
сжигает горло сигаретный яд,
издерганное сердце бьется чаще,
и темное предчувствие зимы
змеей холодной в сердце заползает,
усталый мир становится седым,
поют рассветы злыми голосами,
смывает дождь осенние следы,
а ветер мокрый снег в окно бросает.

IV
Финал приходит холодом немым,
когда глухие камни промерзают,
как будто и не ждал никто зимы
и летом вовсе не готовил сани,
и, не успев уныло прокричать
"прощай" вдогонку осени умершей,
ты чувствуешь: кладет свою печать
мороз на губы,
будто беса тешит,
и тянет в ледяную полынью
с тяжелым, черным жерновом на шее,
а звезды с неба свет колючий льют
и без охоты, и без раздраженья.
И будет сон - до изумрудных лет -
хранить умершей осени завет.

Отлично, Константин,
рад тебя слышать.

    Ученье свет, а неучёных тьма
    и всякий норовит помочь советом...
    но будет осень, а за ней зима,

    чьё с о л н ц е нас уже не греет светом...
    способствует лишь горе от ума
    хранить умершей осени
    заветы...

Будь.

PS
Продолжение последует...

Константин!
Замечательное поминальное стихотворение. оно в русле тех правил, которые отстаивал В.Пригодич, и поэтому по-настоящему поминальное : строгое, сдержанное и полное любви.
Спасибо!
А.М.

Константин, порадовали Вы меня своими стихами. Поэтические образы плавно переходят один в другой, создавая гармоничные полотна сонетов, а душевность и приглушенная скорбь соответствуют теме.

Геннадий