И весь тот день, свидетельство о чуде...

Дата: 27-11-2010 | 16:10:26

* * *


В. Ершову


Не чурайся, мудрея, летучих стихов, Володимир!
И пера-самописки из заматеревшей руки
не роняй. Ибо взлётный наш тополь не вымер,
не усох на корню - суховеям-годам вопреки.

То к Суле я прильну, то к Донцу наклонюсь, чтоб напиться,
то опять подсеку краснопёрку крючком на уду.
Вяжет время узор - словно ходики, цокают спицы,
в бесфамильность потока вплетая гребцов череду.

Моложавая лодка плывёт по реке, голубея,
молодильные яблоки падают наземь в саду.
В те края, где дворняги добры, где кормил голубей я,
снова я, - непременно, - плечистый мой друже, приду.

В каждом вдохе стиха оживает и светится юность.
И давно бы я проклял бесстыжий напёрсточный рай,
если б не возвращенья в ладье на прибрежную супесь -
в день-цикорий, в июльский кипрей, в молочай, иван-чай...

И давай-ка, вдвоём приналяжем на вёсла из дуба,
Меотиду лаская, Азов, Казантип, Танаис.
Да останутся честными риски бродяжьего румба -
то налево, то вправо, но ввысь, мой соратник, но ввысь!




* * *


Вплетайся, лыко, в праздничную ткань!
Не пропадать ведь жизни понапрасну...
Манит волной, дарИт Тмутаракань
напутствие рыбачьему соблазну.
Хрустя ракушкой жаркой, на Азов
прийти и с леской стать на край бетона.
И в отроческий незабвенный лов
вернуться вновь, запальчиво-влюблённо.

Туда, туда, где увалень-бычок,
лобастый, как Сократ, сакральный предок,
хватает жадной пастью твой крючок,
наживку нежно-розовых креветок.
Туда, где, краснокож, как ирокез,
спешишь с куканом грузною походкой,
где спёк тебя на злате полдня бес,
а мать гремит чугунной сковородкой

и в постном масле жарит свежину -
на тесной кухне в съёмной халабуде...
О, крошку плавника бы, хоть одну -
да снова на язык! Нет, не усну -
и соль волны, и мёд стряпни вдохну,
и весь тот день, свидетельство о чуде!





* * *



Наплывает зелёной волною Азовское море
на измолотый панцирь ракушки, на тёплый песок.
Меотида - коханка Борея античных историй.
Казантип - галактической веры резной образок.
Глубоко, всею грудью, вдыхают пространство и время
вольнолюбие ветра и смысла искомую близь.
И, подобно логической сцепке идей в теореме,
лепестки из базальта в симметрию мыса слились.

Никого, никого, ни единой души, слава Богу,
не увидишь, минуя все бухты, дугу за дугой.
В самый раз - протрубить бы тут белому единорогу,
искру высечь из камня точёной рысистой ногой.
В самый раз - осознать: это капище тех откровений,
чьи обрывки и отзвуки демос на гумус сменял...
Лишь отпетый философ приходит из зоны скудений
к возведению в некую степень и света, и тени,
ибо ждёт пассажира - семи измерений вокзал.

"..тех откровений,
чьи обрывки и отзвуки демос на гумус сменял..." - созвучия резонируют в сознании, да и в организме. Похоже, в этом и есть сокровенный смысл поэзии: не так логикой, как физиологией!
В.П.

Мне особенно третье понравилось. Вспомнилось детство. Карта Сахалина, оставленная дядей дедушке. Бухта за бухтой, дуга за дугой была исхожена мной в воображении... А стихотворение объемное, трехмерное в пространстве и длительное во времени, как вектор от прошлого в будущее. О "демосе и гумусе" меня опередили... Именно пробуждать воображение - задача стихосложения, по-моему. Вам, Сережа, это удаётся с легкостью!

Сергей - вкусно читать - и сами стихотворения, и отдельно слова... -
как перышки хрустящие - выхватывая -:)
+10
С уважением,
ИльОль

"и весь тот день, свидетельство о чуде!"

Вся наша жизнь, Сергей, свидетельство о чуде!
Добра вам!

Сергей, как всегда 10! А вот пример, как ты из движения какого-то бычка делаешь целую сцену:
"Туда, туда, где увалень-бычок,
лобастый, как Сократ, сакральный предок,
хватает жадной пастью твой крючок,
наживку нежно-розовых креветок."

Геннадий