Подмосковная дача

*****Виктору Головкову (Калитину)*****


Я вернусь в этот край упоительных буден,
В эту тихую прелесть дощатых домов,
Где живут и творят дорогие мне люди,
Где не чувствуешь тяжкую поступь веков.

Я вернусь непременно (а как же иначе?!)
В шестисоточный мир без уютных квартир.
Зачарованный край. Подмосковная дача.
Позаброшенный сад. Деревенский сортир.

Да берёзы, бессмертны в сравнении с нами,
Отмеряют столетья, стройны и крепки...
Я хочу, чтоб валежник шуршал под ногами,
Чтобы шли поутру по грибы мужики,

Чтобы слышать кукушек, да пение птичек,
Чтоб к поэтам - друзьям прилетал бы Пегас,
Чтоб слегка доносился бы шум электричек,
Чтобы жизнь продолжалась при нас и без нас.

Миша, через все стихотворение протекает струйка поэзии, отчего оно становится обаятельным.

Геннадий

Что день на даче, но без Лушки?
Вся прелесть в кошке, я не вру.
Без свежей мышки на подушке
Проснуться странно поутру.

И ты ещё не представляешь
Сплетений дачного житья,
Когда ночных истошных мявиш
Пегас боится не шутя.

Ты приезжай тушить пожар,
Поэзию на день забудем
И, как положено всем людям,--
Шашлык, перцовка, самовар.

Как же, помню: трактир и палёная водка…
Мы надрались сполна, обошлось не без лир –
От души своего начитались, мол, вот как!
Деревенский сортир... Зарубежный сатир…
;))

Так всё сбудется точно и жизнь и берёзы.
И друзья на Пегасах под вашим стихом.
Так к чему эти строчки и прочие грёзы?
Возвращайтесь, коль этот сортир вам знаком.

...ворочусь я в деревню хотя далеко и не лапоть
потому как давно по рожденью культурный вполне
но могу в подмосковном сортире спакойно покакать
в этом вы помешать никогда не сумеете мне...

Миша, мне в целом понравилось. Но малость побрюзжу. Слово «упоительных», мне кажется, отдает фальшью. Рифма веков-домов – ну, не фонтан. Слабенькая.

Хороши, крепки второе и третье четверостишия:

Я вернусь непременно (а как же иначе?!)
В шестисоточный мир без уютных квартир.
Зачарованный край. Подмосковная дача.
Позаброшенный сад. Деревенский сортир.

Да берёзы, бессмертны в сравнении с нами,
Отмеряют столетья, стройны и крепки...
Я хочу, чтоб валежник шуршал под ногами,
Чтобы шли поутру по грибы мужики, -

Тут нравится и то, что в первом из них есть внутренние рифмы и звуковые переклички, и то, что в лирическую ткань как бы невзначай вписывается деталь из другого ряда: сортир. Все очень органично. И второе из этих четверостиший хорошо сработано. Правда, валежник скорее не шуршал бы, а трещал, потрескивал под ногами...

А вот начало следующего чтст вызывает возражения:

Чтобы слышать кукушек, да пение птичек, -

Ну, во-первых после столь добротно сбитых предыдущих строк вдруг вылезает не «птиц», а «птичек» - как-то мелко и стилистически «из другой оперы», на мой взгляд. Во-вторых, а кукушки что, к птицам не относятся? Судя по тому, как построена эта строчка, - нет.

В общем, чуть-чуть бы пошлифовать еще, ИМХО...