И, чем короче встреча, тем верней...

Дата: 30-07-2010 | 14:52:14




* * *



Опять чугунный монстр в чугунной кепке,
торча торчком, венчает пьедестал. -
Феодосийский низенький вокзал
с колоннами минималистской лепки,
как прежде, жмётся к ветке рельс и шпал,
и привокзальный запах аммиака,
живучий, как бродячая собака,
покусывает щебень и металл.

Немытый поезд, харьковский рыдван
в четыре сорок подгребает к Понту.
Ещё чуть-чуть - и солнце к горизонту
поднимется, реализуя план,
начертанный Коперником и Бруно, -
усилиям Создателя вослед.
Сулит ли метафизика планет,
с учётом фаз Урана и Нептуна,

глоток удачи тем немногим дням,
что вырваны из вязкости батрацтва
для Кафы, для ритмического братства -
уже с обрывком жала пополам?..
В четыре сорок поезд смутных дней
со скрипом тормозит у кромки моря,
которое рифмуется с "лав стори" -
и в русле лет, похоже, лишь хмельней...

Похоже - длится позапрошлый год,
на склонах Карантина ночь средь башен.
Скудельный кайф твой, Кафа, жив и влажен,
и есть в тебе подземный тайный ход.
И, чем короче встреча, тем верней,
тем ясноглазей и моложе рифма.
Над аммиаком, Кафа, - свежесть мифа!
О ком я? О тебе. Но - и о ней...

Я всё о том же - о неожиданном: "Тем ясноглазей и моложе рифма",
"Над аммиаком, Кафа, - свежесть мифа". И созвучия,
и что-то от нашатырного спирта.
Успехов, В.П.

Очень остроумно, Сергей, и ясноглазо!
Вспомнилось ещё, как сказал другой поэт: "чем недоступней, тем верней" (про спящую красавицу).

Чудные стихи, Сергей! Живо вспомнился феодосийский вокзальчик, пролегающая по-над морем железная дорога, весь этот романтический (Кафа-кафе-кофе) город. Спасибо!
P.S. На фоне метафорической плотности и многомерности контекста несколько разочаровывает некоторая, кмк, банальность последней строки. С ув. - Олег.

!!!и привокзальный запах аммиака,
живучий, как бродячая собака,
покусывает щебень и металл.

......
Над аммиаком, Кафа, - свежесть мифа!
О ком я? О тебе. Но - и о ней...


Да и всё что между эти строками тоже отлично.
Удачные стихи, Сергей.
А судя по ним - и поездка.

С уважением, Лев.

Сергей, по-моему, последняя строчка как раз и оживляет всю барочную громаду стихотворения. 10

Геннадий.