Последняя свобода

Дата: 08-07-2010 | 01:48:41


Элегия

I
Пестреющего парка карусель,
Растений сна ажурные строенья,
Собор ветвей и в небе карамель
Луны. В молчании природа.
Среди торжественныя запустенья
В кругу теней последняя свобода,
Туманных слов задумчивая слава,
Листвы октава.

II
Бродить среди аллей, призрев душой полночной
Немеркнущего времени узоры,
И сердце вознося во области заочны,
Узреть сквозь туч мгновенное роенье:
Посеребренные волнуются просторы
Стихают птах воздушные селенья,
Поля в дремоте, тиховыйней моря
Леса им вторят.

III
Вдали озер туманные стада,
И чередою под угасшими звездами
Плывут огарки туч, колеблется вода,
Взаимно отражаясь в небосводе,
И рыб к луне толкает табунами
Все та же сила прошлого. В природе
Всё помнит всё, но боль памятованья –
Знак угасанья.

IV
Я вижу вас окрест, отшедшие друзья,
И собеседники, и братья,
В недоуменные надменные края
Изменчивых воспоминаний
Призвали вас холодные объятья
Всех прежде сущих. Призрачны касаний
И слов моих , как этих звезд, призывы
Там, где вы живы.

V
Я сам среди дерев, бесплотная ладья,
Несомая течением предвечным,
Жизнь до источника почти насквозь пройдя,
Вдруг очутился там, где облака и тени,
Леса и воды жестом бесконечным
Вошли мне в душу. Преломив колени,
Она уткнулась лбом в отцовские ладони,
И тихо стонет.

VI
А там опять зажглись светила, и жуки
Неторопливые распахивают взмахи,
И рыбари бредут вдоль ласковой реки
И птиц согласный хор рассыпался по долам,
И мирные стада, и ползуны, и птахи
Враз пробуждаются в усердии веселом,
И полон бремени цветения их голос,
Как зрелый колос.

VII
Сей призрачный рассвет, мелькающее диво,
Сплетения корней и крон, и круговерть
Нетленной красоты, кустов багряных грива,
Гуденье живности – и зрится мне и снится.
Но если вспыхивает среди бликов смерть,
Роженица Земля, родные тени, лица
И голоса ушедших в эти дали
Вернёт едва ли…

VIII
Как локоны ее, дрожанье паутины,
И листья красные, и рыжие грибы,
И угасания воздушныя картины
На небе облаков и на земле растений,
И мнится в беспредельности: отверзнутся гробы
Усильем памяти, и мест забвенных гений
Дыханием любви пробудит восстающих,
Как ветер кущи.

IX
И все вернется вновь к нетленной тишине,
К прозрачному и чистому уходу
В бытийственном – не яви или сне –
Но угасаньи возраста земного,
К словам, лелеющим последнюю свободу,
И к звукам голоса родного,
Произносящего слова на вечной тризне
О вечной жизни.

Очень интересно, Александр!

По форме, с одной стороны, вроде бы стилизация(не центон) -19 век, с прелестным "ы": "Среди торжественныя запустенья" А с другой: стихотворение-вещь. Опыт Рильке. Тем более, что его "Карусель" проглядывает в первой строке. Век 20. Если же говорить о содержании, то вполне Закуренко с дантовским парафразом:

"Жизнь до источника почти насквозь пройдя,
Вдруг очутился там, где облака и тени,


Опыты концептуалистов, оказывается, могут оказаться полезными не только для поп и соц-арта, но и для метафизики.

Ваш К.


А там опять зажглись светила, и жуки
Неторопливые распахивают взмахи,
И рыбари бредут вдоль ласковой реки
И птиц согласный хор рассыпался по долам,
И мирные стада, и ползуны, и птахи
Враз пробуждаются в усердии веселом,
И полон бремени цветения их голос,
Как зрелый колос. -

прекрасно, Александр.

Притягательная глубь размышления и прозачное совершенство формы.
Спасибо!




Какое великолепие! Спасибо, Александр!

Образный, сочный поэтический язык, доносящий до нас дыхание бесконечной высоты и конечной (" Произносящего слова на вечной тризне
О вечной жизни.")
жизни - от противного.

Геннадий

Если говорить об ассоциативном ряде, то "помесь трепетной лани с"
мне представляется как симбиоз прадедушки Августина (он, конечно, больше камни любил, а у тебя сплошная пастораль) с путевыми заметками сходившего за три моря дедушки Данте.
Душевно!
Но вот ведь в чём вопрос... не могу представить себе вечность, в которой присутствует динамика (пространство-время и движение...)
и себя - беспамятного и счастливого... Личность как объект страдания исчезает, но что остаётся? Свобода без "я"? Есть ли в этом смысл? "Я" в Граде Божьем? Но тогда нет свободы... Память (читай - личность) и Отец - как и при жизни - будут диктоваь правила Игры...

Сейчас опять увязнем в споре :)