Острова без океанов

* * *
Все мы в той или иной степени - заложники своего времени, точнее, духа своего времени.


* * *
Смерть не страшна, она - печальна, как печален уход навсегда улыбавшегося тебе человека.


* * *
Умный человек нередко считает себя вправе сказать не подумав, поскольку ум его общепризнан и не вызывает сомнений.


* * *
Нас оскорбляет, когда близкие люди делают для нас меньше того, что мы делаем или готовы сделать ради них.


* * *
Все мы делим окружающие нас явления нас важные для нас и нам ненужные, причём то, что одному человеку представляется пустяком и ерундой, другому кажется преисполненным огромного значения. Этим и отличается человек от человека, этим и объясняются непонимание, ссоры и ожесточение между людьми.


* * *
Зачем верить, если знаешь? Зачем знать, если веришь?


* * *
Любовь - это, пожалуй, вера в то, что твой избранник или избранница - единственный человек, с которым возможно счастье.


* * *
Людей раздражает, если всё, к чему бы ты ни прикасался, получается недурно. Если вы хотите, чтобы вас не только уважали, но и любили, некоторая толика неуспеха вам явно не повредит.


* * *
Иногда завоевать женщину проще, чем влюбить её в себя.


* * *
Дефицит героев. - Отсутствие какой-либо тирании порождает и отсутствие борцов.


* * *
Не рвач, а врач.


* * *
Прочь от самодостаточности! - В дружбе или любви важно, чтобы хотя бы один из партнёров был немножко нищим - в широком смысле этого слова - чтобы было зачем отдавать себя.


* * *
Не может счастливый человек стать трагическим поэтом.


* * *
Мудрость заключается не в том, чтобы выбрать меньшее из зол, а в том, чтобы не выбирать вовсе.


* * *
Человек, любящий одновременно на двух уровнях - духовном и физическом - неуязвим для ревности.


* * *
Памятник при жизни всегда печален.


* * *
Хорошо выбрать себе женщину на всю жизнь, но ещё лучше выбирать женщин не на время жизни, а на время любви.


* * *
Интеллектуальный уровень человека можно определить по тому, от чего он страдает.


* * *
Верность тождественна любви. - Когда любовь уходит, и верность теряет свой смысл.


* * *
«Почвенники» и «беспочвенники». - Большинство людей привыкло иметь какую-нибудь идейную почву под ногами, и они кажутся очень несчастными, если такую почву у них из-под ног выбить. Но самые храбрые люди не боятся перемен и потрясений. Они надеются на мудрость природы и естественного хода вещей - что их внутреннее «я» подскажет им, куда им идти дальше, что их страна лучше их самих знает, что ей делать.


* * *
Для художника нравственно всё, что способствует разжиганию мощи его таланта: не здесь ли коренятся мотивы так называемых сделок с дьяволом?


* * *
Идеальная полнота жизни может быть достигнута при паритете наслаждения и страдания.


* * *
Наша жизнь часто напрямую зависит от того, что мы берём в голову и чего не берём.


* * *
Иногда художник является еще и режиссёром-постановщиком своих переживаний.


* * *
О невозможности «засорить» русский язык иностранными словами. - Смехотворны попытки некоторых горе-лингвистов внести запрет на использование иностранных слов в русском языке. Им даже не приходит в голову, что почти все слова современного русского языка заимствованы. Богатство языка определяется не количеством сорных слов в нём, а разнообразием синонимов - русских и иноязычных - и вкусом выбирать из них, т.е. стилем. Культурные люди не несут ответственности за безвкусие людей некультурных. С другой стороны, даже сорные слова, употреблённые метафорически, способны стать жемчугом на устах мастеров слова.


* * *
Природа и погода постоянно меняются, чтобы не закоснеть в унылом однообразии.
Не следует ли так же поступать и человеку, исчерпав себя в неизменном?


* * *
Страшно даже подумать, из какого калейдоскопа случайностей соткана наша судьба! И знак Зодиака, и достаток в семье, и гены родителей, и характер, и образование, и эпоха, и друзья, и ранние испытания - да мало ли что ещё! Это как лотерея игральных автоматов - только определённая совокупность отдельных признаков сулит нам крупный выигрыш.


* * *
Аудиенция у Господа. - Самой нелепой и вздорной выдумкой представляется мне вера многих людей в то, что Господь собственноручно будет принимать новопреставленных и судить их земную жизнь. Пустым тщеславием и манией величия веет от надежды человека на то, что его жизнь - одна из многих миллиардов земных жизней - может быть интересна Всевышнему. Столь же наивно предполагать, что Господу нечем иным заняться, кроме как следить за жизнями миллиардов людей, скрупулёзно вносить все эти данные в небесный свой компьютер и затем пристрастно допрашивать несчастных людей, исходя из своего Божественного пони мания вещей. И вообще, аудиенция у Господа - удел званых и избранных.


* * *
Не надо двойников! - Наше спасенье - в нашей неповторимости: это вселяет некоторый оптимизм в то, что жизнь наша ненапрасна. В самом деле, было бы грустно, если бы кто-то другой клонировал наше лицо, манеры, характер. Я слышал, что где-то в Америке научились хранить генетический код человека и могут восстановить его спустя несколько тысячелетий. Но ведь личность человека - это не только его внешние данные. Это ведь ещё и воспитание, и эпоха, и многое другое. Даже лицо человека способно трансформироваться в течение жизни в зависимости от возраста и условий проживания. Перелистывая семейный альбом, я был поражён, насколько часто у мамы менялось содержание лица. Так что абсолютных двойников по теории вероятности быть не должно, и это здорово утешает.


* * *
Меня часто спрашивают: а в чём, собственно, смысл человеческой жизни? А смысл в том, что вы явились в этот мир в таком облике в первый - и, очевидно, в последний раз. Т.е. смысл вашей жизни в максимальной самореализации, чтобы «не было мучительно стыдно за бесцельно прожитые годы».


* * *
Не так уж и важно, прав я или не прав в т ом или ином вопросе. Время покажет. Я поднимаю тему, заряжаю читателя мыслить вместе со мной - вот что действительно важно!


* * *
О совершенной любви. - Совершенная любовь - это, наверное, когда любишь человека, невзирая на его характер и степень ответных чувств. Любишь, зачастую не понимая его души и его устремлений, любишь - и прощаешь ему эту непонятность, любишь - и вкладываешь в него свои силы и энергию, не особенно обольщаясь ожиданием скорой благодарности. Просто любишь в нём сына, или друга, или единственную в жизни женщину…


* * *
Графоман наверняка творит по тем же божественным законам, что и гений. Разница только в уровне мышления.


* * *
Душа и разум. - Если у только что родившегося ребёнка есть уже душа, значит, она есть и у животных, и у растений. Просто этой душе немножко не хватает разума.


* * *
Потребность любить в человеке так велика, что вскоре непременно отыскивается её объект.


* * *
Толпа одинаково легко податлива и к хорошему, и к дурному.


* * *
Многие художники стремятся, скорее, не постичь мир, а «подмять» его под себя. «Не нужно прогибаться под изменчивый мир…», как пел Андрей Макаревич.


* * *
Занятия ребёнка порой кажутся нам, взрослым, пустыми и никчёмными, хотя самому ребёнку они представляются полными смысла. Не так ли и наша взрослая жизнь представляется пустой и бессмысленной Богу, в его шкале ценностей?


* * *
Каждый человек на что-то закрывает свои глаза, а на что-то, наоборот, раскрывает. Может быть, поэтому все мы такие разные.


* * *
Птицы тоже иногда бывают людьми - когда они опускаются на землю. Может быть, в этом и заключается их счастье - ощутить под ногами опору и увидеть, наконец, звёзды на небе.


* * *
Отсутствие точных знаний о каком-нибудь явлении природы помогает нам развивать образное мышление.


* * *
Внезапная любовь - это смерть предшествовавшей ей душевной пустоты.


* * *
Нужны ли мы миру? И да, и нет. Богатство и разнообразие талантов, достигнутые в развитии миром, служат против нас сильным оружием: наше отсутствие в истории вряд ли будет воспринято как трагедия. Даже без Шекспира и Данте мировая литература не слишком-то оскудеет…


* * *
Человека как бы не существует, пока он не начинает играть в мире какую-нибудь роль.


* * *
Писать историческое произведение всегда несвоевременно. «Лицом к лицу лица не увидать». Современным событиям требуется временная перспектива. Но через десять - двадцать лет очевидец событий уже настолько пропитывается духом нового времени, что, совершая экскурс в прошлое, дополняет его откровениями будущего.


* * *
Развитой человек - это всегда история ученичеств, история разных влияний.


* * *
Счастье - это застой, которого не ощущаешь.


* * *
Мы выбираем себе одни пристрастия и отметаем другие - потому что неинтересно. Но как быть, если то, что неинтересно, есть твой долг?


* * *
Есть люди, для которых Христос как бы и не нужен - настолько праведно, правильно течение их жизни. Но, слыша об очередном заказном убийстве, как-то особенно сожалеешь, что не все люди - верующие, что те, кому надо бы бояться Бога, как раз Его и не боятся.


* * *
Самый глубокий человек: сперва чем-нибудь очарованный, затем разочарованный этим очарованием, и, наконец, преодолевший это разочарование. И важно не сломаться, а выйти из этих передряг ещё более сильным, уверенным в себе человеком.


* * *
Жалко погибших юными, зато за ними не тянется шлейф из вдов и сирот.


* * *
Время роет свои глубины - и само потом роется в них…


* * *
Лет через двести историки напишут: Ельцин сделал великое дело, предотвратив распад великой России войной в Чечне. Пишут же сейчас положительно о том, что Иван Грозный сравнял с землёй Казань или что Бисмарк железом и кровью сплотил Германию. Вот только послушать бы сейчас участников тех событий, ставших пушечным мясом!


* * *
Время шестидесятников безвозвратно уходит. В основной своей массе они - люди пламенные, но неглубокие, как и эпоха, их породившая. Им кажется дикостью, что и на Солнце могут быть пятна, и что это, впрочем, нисколько заслуг и величия Солнца не умаляет. Они не принимают оговорок к мыслям и определениям: у них нет цветного зрения.


* * *
Мы порой настолько далеко уходим от переживаний недавнего прошлого, что смотрим с высоты на это самое прошлое - и уже ничего не чувствуем. Так отлетевшая душа смотрит с высоты на тело, в котором она некогда обитала.


* * *
Некоторая клевета на действительность и есть, по-видимому, высшая художественная реальность.


* * *
Построй своё лицо. - Листая семейный альбом, я обратил внимание на то, как у мамы с годами менялось настроение и содержание её лица. И я подумал, что, задав себе определённый образ жизни, можно сконструировать выражение собственного лица. Впрочем, не так ли поступает с нами наша судьба? И я с ужасом наблюдаю иногда на своём лице улыбку Джоконды.


* * *
Переживания и фантазия. - У много и часто переживающего человека, как правило, бедная фантазия: зачем ему ещё выдумывать сверх того, что и так в избытке поставляет ему действительность?!


* * *
Магическая поэзия долговечнее тематической.


* * *
Некоторые демонстрируют свою решительность тогда, когда демонстрировать ум уже поздно.


* * *
Востребованность - уже почти счастье.


* * *
О шестидесятниках. - Счастливые люди! Они, преобразователи, до сих пор верят, что их присутствие в мире что-то меняет в установленном порядке вещей! Они думают, например, что словом можно остановить войну в Чечне.


* * *
Мои родители всячески оберегали меня от нервных потрясений. В семье считалось, что переживать вредно для здоровья, что нервные клетки не восстанавливаются. И это несмотря на то, что сами родители постоянно переживали… о моём здоровье. Они ни разу не дали мне, например, поприсутствовать на чьих-нибудь похоронах - чтобы, не дай Бог, не смутить дух ребёнка. В результате я почти уверовал в то, что все мы бессмертны, раз ничего страшного не происходило ни с кем из наших близких.

Зато на кладбище, где были захоронены наши предки, мы бывали постоянно и время проводили там достаточно весело, так что кладбище совсем не отложилось у меня в голове как место скорбное и мрачное.


* * *
Диалог с самим собой интереснее всего тогда, когда между репликами проходят годы.


* * *
Искусство всегда мучительно ищет форму подачи, которая отвечала бы велениям времени.


* * *
Поскольку Бог безмолвствует, людям иногда приходится говорит и даже мыслить и за себя, и за Него.


* * *
В каждом человеке - прииски и добра, и зла.


* * *
Иногда искусство начинается там, где останавливается жизнь. Напри мер, вот двойной ход амфисбены. Время от времени мне приходит мысль, что заниматься искусством, позабыв обо всём на свете, дурно, что есть мать, жена, дочь, о которых не грех бы подумать. Но, стоит мне только переметнуться в сторону семьи, как нереализованность творческих замыслов, захирев, начинает вопить о своей беспризорности. Конечно же, я тотчас бросаю «долг» и устремляюсь творить. И так повторяется до бесконечности: я слишком люблю и то, и другое, чтобы делать между ними выбор.


* * *
Апоплексическая тяга к запретному таит в себе массу археологических открытий.


* * *
Аннигиляция эгоизма. - Эгоизм саморазрушается творчеством.


* * *
Когда заканчивается фильм или книга, кажется, что самое интересное - это то, что осталось «за кадром», то, что произойдёт после хэппи-энда.


* * *
Патриотизм и пацифизм - две стороны отражения сущности войны в душе потенциального солдата.


* * *
Верховное начало. - Миром правит не ум и не чувства, а стихия, состоящая их огромного количества компонентов. Эти компоненты и составляют Судьбу. В сущности, успех на каком-нибудь поприще - это, в первую очередь, подчинение себе стихий.


* * *
Биться об стенку бессмысленно, однако под лежачий камень вода не течёт.


* * *
Даже сам Господь Бог уже не поможет тому, кто разрушил своё здоровье!


* * *
Прошлое тише настоящего; настоящее властительней; печали настоящего торжествуют над радостями прошлого.


* * *
Время кулуарных триумфов. - Мир пошёл навстречу Незначительному в его стремлении сделаться Важным. Сейчас любое начинание тут же обрастает огромной свитой: штатом сотрудников, юридическим статусом, рекламным отделом и т. д. Поэту и композитору уже сделаны предложения насчёт гимна новой организации.


* * *
Иногда мне кажется, что нам нарочно дали такие глаза, чтобы мы видели только т о, что нам положено - и ни чуточки больше. Глаза, сфокусированные на одном маленьком мире, не могут видеть миров иных.


* * *
Гении творят и посмертно: потенциал их творчества постепенно раскрывается в зависимости от духа времени и его запросов; своими произведениями они начинают творить новых гениев.


* * *
Искусствоведы веками спорят о том, верил Монтень в Бога или нет, между тем как истинно свободный художник вполне может находиться «по ту сторону» религии и атеизма, замыкаясь в выстраданной им самим верофилософии, которая представляет собой религию для одного человека.


* * *
О бесперспективности синтеза разных религий. - На мой взгляд, синтез религий сродни синтезу наций: это путь выхолащивания самого ценного и своеобразного, что составляет их сущность - духа. Оторванность такого синтеза от реальной жизни сулит ему в будущем аморфность и недолговечность. Не такова ль судьба учения г-жи Блаватской? Не такова ль судьба многонациональных империй?


* * *
Страданье страданью рознь. - Блок как-то сказал: «Радость - страданье одно». Вот счастливец! Безрадостных страданий, как ни крути, обычно бывает гораздо больше, если только ты - не мазохист. Вряд ли испытывал большую радость Сизиф, обречённый бесконечно катить свой камень на высокую гору или Прометей, у которого орёл всё время клевал печёнку. Что же касается того, что страдание якобы питает творчество, то - опять-таки - далеко не всякое страдание и далеко не у каждого человека.


* * *
Натуры простые и безыскусные не замечают сложности окружающего их мира - но зато их ситуации проще и их выбор легче.


* * *
Сложная простота. - Очевидно, что сложность или простота мира существуют только в нашем восприятии.


* * *
Несправедливые и беспардонные войны дискредитируют само святое понятие о воине - защитнике отечества. В то же время пацифизм никогда не нёс в себе ничего высокого и не считался делом настоящих мужчин. Воин же неуместен лишь в том случае, когда зло, с которым ему предстоит сразиться, надо искать или выдумывать.


* * *
Жить надо так, чтобы твой уход стал всеобщей утратой.


* * *
Люди, великие в чем-то одном, часто оказываются опасными невеждами в другом.


* * *
Самая страшная книга. - На страницах Книги рекордов Гиннесса рекорды по дальности плевков поставлены на одну доску с величайшими достижениями человеческого духа.


* * *
Не смешав красок, художник не создаст ничего нового.


* * *
Сепаратизм происходит от избытка силы; единение - от её недостатка.


* * *
О стремлениях. - Всё рождается и отмирает - и только стремления человечества остаются неизменными на протяжении веков.


* * *
Возлюби смерть свою как жизнь свою.


* * *
Миром правят банальные, но сильные чувства: любовь и ненависть.


* * *
Писатели иногда намеренно искажают реальную жизнь своих героев, чтобы сделать из неё красивую легенду, приятную читателям. Например, нет ничего более далёкого, чем жизнь французского писателя-фантаста Сирано де Бержерака и жизнь одноимённого персонажа популярной пьесы Эдмона Ростана.


* * *
Наше грядущее отсутствие в этом мире не причинило бы нам, вероятно, никакой боли, будь мы уверены в том, что всё в мире останется неизменным и после нашего исчезновения.


* * *
Христианство и буддизм - сменяющие друг друга состояния развитой души.


* * *
Вся жизнь - процесс беспрестанного освобождения от ненужных вещей.


* * *
Фонетическая магия. - Аллитерации из согласных звуков, так горячо любимые поэтами, в сущности, нарочиты, - и только магия гласных звуков как бы действует «из засады» и покоряет слушателя, который не понимает, что же заставило его сердце трепетать.


* * *
…смешивая звук со смыслом…


* * *
Жизнь и сон. - Подобно сну, который практически весь выветривается из головы к моменту пробуждения, так и фрагменты жизни, в особенности ранние, постепенно улетучиваются из нашей памяти. При плотной насыщенности текущей жизни эпизоды десяти-пятнадцатилетней давности кажутся произошедшими не с нами где-то на далёкой-далёкой планете. Не это ли имел в виду Кальдерон, говоря «жизнь есть сон»? На самом деле что-то в нас спит, а что-то бодрствует.


* * *
Поэтичное не есть всегда в то же время глубокое, и наоборот; каждый писатель должен для себя решить, что ему важнее. Попробовать соединить то и другое? В таком случае, он неизбежно потеряет часть своей силы, и всегда отыщется некто, кто будет мыслить либо поэтичнее, либо глубже.


* * *
Мне начхать на платонические чувства к человечеству, я предпочитаю сильные чувства к близким людям. Как бы ни была благородна миссия Христа, трудно полюбить Его сильнее, чем собственную мать или собственных детей.


* * *
Чтобы развиваться, нужно быть немножко почкой бутона.


* * *
Мир существует, чтобы тайное сделать явным.


* * *
Душа - это просто очень быстрое движение мыслей, настолько быстрое, что наши мысли мы принимаем за чувства.


* * *
Женщина одинока тогда, когда рядом нет мужчины, а мужчина - когда рядом нет истины.


* * *
Сложнее всего бывает избавиться от ненужных вещей, олицетворяющих нам наше прошлое.


* * *
Гений - это всегда сумма слагаемых.


* * *
Каждый входящий в этот мир - личность изначально трагическая: ребёнок даже не догадывается, что живёт он как бы в долг - и что ему неизбежно придётся платить за безумство жизни.


* * *
Люди не понимают сущности вещей и говорят: «Разрушил Горбачёв» - между тем как разрушает одно только время, которое устанавливает вещам период самораспада.


* * *
Иногда человек попросту перерастает какую-нибудь книгу, и она уже не в состоянии его воспламенить…


* * *
Дети и рутина. - Дети ни в какую не хотят приспосабливаться к рутине повседневной жизни. Им скучно, и они требуют свежих впечатлений. Может быть, они растут благодаря этой тяге к новому. Иногда и взрослые ведут себя как дети…


* * *
И то, что мы называем счастьем, и то, что мы называем несчастьем - всего лишь содержимое шкатулки с кратким названием жизнь.


* * *
Уродливость перспективы. - Стоит подойти к картине слишком близко - или, наоборот, отойти слишком далеко - и впечатление от картины будет смазано.


* * *
Репродукция - всегда «натюрморт» по отношению к живой картине.


* * *
Я посеял много зёрен, которые не проросли. Наверное, сеять надо было где-то в другом месте.


* * *
Некоторые люди не могут реализовать себя в тех формах, которые им предлагает время, - оттого, что содержание, которое они в себе несут, шире этих форм.


* * *
Что такое случай? Импровизация Бога.


* * *
Мы живём ради того, чтобы тайное мира стало явным.


* * *
Я всегда стремлюсь к такому состоянию души, когда ум и сердце равновелики.


* * *
Сидя в вагоне поезда, ощущаешь себя активным и пассивным одновременно. Пассивным - оттого, что тебя везут; активным - потому, что ты сам выбрал для себя не покой, а движение.


* * *
Может быть, люди и поступали бы согласно мудрым советам старших, если бы не находились в плену у своего темперамента.


* * *
Разница во взглядах с другим человеком - нормальное явление для молодого человека, выросшего в личность.


* * *
Высокая тирания. - Я люблю быть жестоким по отношению к тому, что считаю для себя в данный момент второстепенным.


* * *
Забвения одного можно достичь, сосредоточившись на другом.


* * *
Изменение - предтеча исчезновения.


* * *
Нам не дано предугадать, какой род деятельности человека сохранит свою ценность в веках. Кто сейчас помнит олимпийских чемпионов Древней Греции?


* * *
Мы сейчас смеёмся, читая в Мифах Древней Греции о том, как Зевс однажды взял - да и сожрал своих родителей. Однако, не так ли поступают все дети, в переносном смысле?!


* * *
Мир слишком долго упивается количеством и разнообразием творимого - и не торопится снести всё это к оценщику в комиссионный магазин.


* * *
Критическая масса страданий. - Болезни и страдания чаще всего выпадают на долю баловней судьбы - и, наоборот, у тех, кто много страдал, вырабатывается своего рода иммунитет к разным напастям: свою «чернобыльскую» дозу испытаний они уже получили!


* * *
Концептуализм - один из способов просто изложить цветущую сложность мира.


* * *
Мы живём не ради грядущей памяти о нас, а ради самой жизни.


* * *
Лобачевский не отменил Евклида; Эйнштейн не отменил Ньютона; новые направления в искусстве тоже не вычёркивают навсегда своих предшественников.


* * *
Самые бесспорные ценности, как-то: разум, покой, жертвенность и т.п., слишком долго царствуя, начинают утомлять нас - и люди начинают находить рациональное зерно и в противоположном: в безумии, в борьбе, в эгоизме…


* * *
Мне хочется верить, что детективы и фантастика не вытеснят Пушкина из читательского обихода, однако поручиться за это я не могу.


* * *
Дети - это тоже своего рода попытка обмануть смерть.


* * *
Древо познания добра и зла оказалось, быть может, тупиковой ветвью развития: познание не всегда выводит к знанию.


* * *
В калейдоскопе зрителям всё равно, кто кого меняет, - они просто смотрят картинку.


* * *
Порой так хочется отложить на время свой сон и продлить кипящую счастьем творчества бессонницу!


* * *
Когда Орфей возвращался из ада, ему никак нельзя было оглядываться назад. Так и мы порой живём настоящим, словно бы боясь оглянуться назад - идёт ли за нами наше прошлое. И подземные реки прошлого нередко сами напоминают нам о себе, как бы случайно выходя на поверхность…


* * *
Истина метафизиков и истина диалектиков. - Диалектики рассматривают мир в движении - следовательно, их мысли способны охватить большой промежуток времени. Их истинам свойственна большая «темнота» и символичность, нежели истинам метафизиков. Но, перейдя на язык символов, диалектика сама становится «метафизичной»: символы так же неподвижны, как Земля и небо на карте Птолемея. Таким образом, истину диалектиков можно сравнить с пойманной крупной рыбой: символ - едва ли не единственный способ поймать вечно текущую, скользкую, как чешуя, жизнь.


* * *
Мне говорят: «Как можешь ты об этом судить? У Бога - своё понятие о справедливости». Но я и не спорю. Божественная система координат станет мне понятней и интересней, наверное, после жизни. Сейчас же я - человек, живу и мыслю среди людей… Между прочим, ещё древние отмечали, что именно человек - мерило всех вещей. И в мире людей по-прежнему считается несправедливым, когда, например, мать переживает своего сына или дочь. Наверное, когда-то сами люди выдумали понятие справедливости, чтобы жаловаться себе подобным в минуты отчаяния…


* * *
Каждое новое явление в мире справедливо в момент своего зарождения и несправедливо в момент своей дряхлости. Собственно, оно и уходит от нас в мир иной, потому что прошло полный цикл развития, «зажилось» на белом свете. Так, справедлива жизнь в полном сил младенце и несправедлива - в немощном старике.

Вообще, истинная несправедливость, в подлинно философском смысле этого слова - частая спутница усталости от длительного бремени лидерства, верховенства в мире.


* * *
Тех, кто вложил много труда в какое-нибудь дело, бесит лёгкость, с которой это же дело даётся другому.









Александр, прочла с большим интересом, все - современно, умно, емко, много вопросов, много ответов содержит Ваш труд, и я получила удовольствие от собственных раздумий над ними (и выводов :))) Большое спасибо!
С уважением,
Ольга