На улице Пушкинской

Дата: 12-06-2010 | 15:49:16

1.Хронология



Над улицей Пушкинской три с половиной десятка
несгинувших лет продолжают свеченье, витая.
И с "Белым" фугас веселей, чем эфирная ватка,
дурманит мозги и толкает к закуске "Минтая".
Вдоль улицы Пушкина прожито жизни две трети,
увы, небезгрешных, но всё-таки неповторимых.
И дети друзей повзрослели, и новые дети
смекают навскидку о числах - реальных и мнимых.

С яичного купола и с кирпичей синагоги
она начинается, с бицепсов "Южгипрошахта".
А далее скорбно молчат лютеранские боги
над щебнем Хруща богохульного. С бухты-барахты
порушена-взорвана кирха на штрассе Немецкой,
и дом кагэбэшный, в дизайне коробки для спичек,
склепал на руинах обком - со всей дурью советской,
со всем прилежаньем сержантских малиновых лычек.

Но дальше, но больше - весь бодрый "бродвей" опуская,
все лавки, витрины и все заведенья с "Мартини",
все шпалы на выброс, все рельсы "пятёрки"-трамвая,
ведёт моя улица к неоскуденью светлыни.
Всех ульев и лестниц метро - во спасение мало.
Седмицам и троицам брезжит просвет, но не тыщам -
здесь храм Усеченья Главы Иоанна Купалы
парит белизною над старым снесённым кладбищем -

крестильный мой храм. Как срослись имена в аннограмме!
Погосты, 2-ой и 13-ый, - сцепки и звенья.
В семейной ограде отцу и печальнице-маме
и к Пасхе цветы оставляю, и к датам рожденья.
Но здесь же легли, словно в Пушкинской строчке остались:
мудрец Потебня, Багалий, Пугачов, Чичибабин.
И, будто бы миром на сердце сменяя усталость,
смолкает над дальней могилою дьякон-Шаляпин...

На улице Пушкинской мы и пребудем вовеки -
не ямбом-хореем, так яблоком и хороводом!
Спешат молодые и радостные человеки
вдоль утра её, становясь предвечерним народом.
И пусть бы потом, в андерграунде, в метровокзале,
иль, может, на самой высотной небесной опушке,
две наши души, улыбаясь, друг другу сказали:
"Увидимся снова, как прежде, - в кофейне на Пушке..."





2. Университет




На улице Пушкинской - водоворотом торговля,
лотки да ларьки, кутерьма огурца-помидора.
И это похоже на некую рыбную ловлю,
где каждый берёт, что клюёт, без каприза-разбора.
На улице Пушкина, улице бывшей Немецкой,
студентки, плывущие с лекций, в упор волооки,
и отсветом зыбким от утренней казни стрелецкой
чернеют их волосы и розовеют их щёки.

Над гулом артерии вечно ломают чего-то -
асфальты с одышкой и рельсы с оттяжкой меняют,
зане и отсюда любимая Русью работа
за волком вослед ни в леса, ни в поля не сбегает.
Но улица-вена полдюжиной жилок-проулков
ведёт к alma mater, к источнику млека науки,
чтоб имя "инфиз" с "политехом" аукнулось гулко,
как с кодом пароль, как с фамилией отчества звуки.

Вдоль мыслящей улицы множит Стеклов Ляпунова
изяществом функции и лепотой интеграла,
и формула, будто бы бабочки белое слово,
вдетает в прохладу проёмов учёного зала.
Сквозь выпуклость линз Левенгука, Рвачёва, Ландау
наводит магистр-юниор новый фокус на тексты,
чтоб в строгом каноне услышать приветствие "Вау!"
от пойманной в точке любви
амплитуды-невесты.

Вы правы, Сергей - перекличка раздумий, пониманий, боли... традиция русской речи: Память и образ, мысль и чувство - а можно сказать "чувство-форма"? Как в саду ожившей скульптуры, оживших картин... Живых всегда внутри нас людей близких и далеких... пргулка внутри себя... С ними в общении.
Спасибо.

Спасибо, Сергей. Всколыхнули-напомнили. Три года прошло
на Пушкинской. А что, трамвай убрали?
В.П.

Очень трогательно и памятно, Сергей!

Зримо и осязаемо! Спасибо за эту прекрасную виртуальную прогулку по Пушкинской, с которой меня так много связывает, хоть я рассталась с ней без малого два десятка лет тому назад. Видимо, за эти годы она изменилась до неузнаваемости.
С уважением,
Виктория

Редкая способность: интеллект, поэтика, взгляд художника... Классно, Сергей!

Хорошо, Сережа!
Новых удач Вам!
Сердечно, Ваша я

Сергей Константинович, и я благодаря Вам с удовольствием и ностальгией прошлась по Пушкинской... спасибо Вам!