Чугунный император

Дата: 20-05-2010 | 14:47:47

По тучам, обочиной лунной,
Где воздух дрожит, как стекло,
Идёт император чугунный,
Ступающий тяжело.

И слышит он странные речи,
Но войска не видит внизу
(Версаль навалился на плечи,
И давит его - на весу):

- Завидна солдатская доля:
Где холод - мундира синей, -
Гулять по заснеженной воле
Когда-то смертельных полей ...

И спать, утомясь от похода
И пушечной чёрной пальбы,
В лучах ледяного восхода,
Знамёна презрев и гробы ...

Хлебать из колодцев похлёбку,
И слушать в ночной тишине
Лягушек, и видеть, как пробка
Летит из бутылок – к луне ...

И чашу пустив круговую,
Краснее бургундской лозы,
Тоску разгонять вековую,
Забыв про века и часы ...

Пируем ... Спасение близко,
А Франция – далеко;
Пылают сараи и избы,
Амбары а ля рококо ...

Колеблется высь золотая:
На пепельном полотне
Очнулась Москва гужевая –
Ей страшно и жарко во сне:

И тянутся мёрзлые цепи,
Обозов, истлевших на треть ...
Стоит император на небе ...
Ах, лучше бы нам умереть!

Не видеть бы поступи лунной,
Не слышать - как гулко и зло
Дрожит император чугунный,
Ступающий тяжело ...

Интересно, что тут угадывается не только отсыл, естественно, к Лермонтову (Цедлицу):

На нем треугольная шляпа
И серый походный сюртук. etc.

но и к Вознесенскому:

Прощай, архитектура!
Пылайте широко,
коровники в амурах,
райклубы в рококо!

Такая перекличка разновременных классиков.

Москва гужевая - понравилось.