Вколдована в город седой...

Дата: 02-04-2010 | 15:33:08

Из стихов о Валенсии




2.Ремарки


На площади Лопе де Вега,
где сам он вовек не бывал,
ветвей апельсиновых нега
сплетает из листьев овал
над сном валенсийской брусчатки,
над летописаньем камней,
чьих памятных дат отпечатки
с годами лишь только ясней.

В квартале, где чуть кособоко
стоит Катилины собор,
в кофейне "Волшебное око"
застольный звучит разговор.
И множат в нём "эр" неустанно
напором, похожим на сель,
Висенте и юная Анна
с подругой своей Исабель.

И так полнозвучна беседа
на фоне испанских зеркал -
с участием Серхи де Седа
филологов маленький бал -
что воздуха тёмного зала
и синего тинто, - на дне
чернильницы или бокала, -
хватает для отклика мне.

Журчит ли "Овечий источник",
влезает ли псина на стог,
но я, оживляя подстрочник,
запальчиво, будто игрок,
участвую в переизданье
де Веги рифмованых книг,
которые на расстоянье
почтительном видеть привык.

И классику драматургии
как памятник слова ценя,
я всё же верстаю другие
ремарки - свидетельства дня,
где светит "Волшебное око"
сквозь тысячелетний квартал
где некто, с бокалом, с востока, -
напорист, как норд и нарвал,

где вееры пальм и султаны
шуршат над солёной водой
и зеленоглазая Анна
вколдована в город седой...
Где длится в кофейне беседа
о столь многозвучных томах,
что кожею вспомнит де Седа -
над ночью-тесниной Толедо
безмолвия-свежести взмах...





3. Набросок с натуры



Это некий параллельный мир -
терракота, звук-Гвадалквивир.
Чёрный бык и красное вино -
Валенсийской жизни казино.
Догорел на площади костёр,
где почти ослеп Фомы собор,
где - на взлёте - шайка голубей
тенью крыл - майолик голубей.
Где ловил барыш и мавр, и грек,
а сегодня инка-имярек
продаёт, с тоскою пополам,
тёплый снег от перуанских лам.
Торквемада, взора смоль и яд,
вознеся гарроты постулат,

не осилил первозданный грех,
с ароматом рая женский смех... -
Вот, и юн у храмовых ворот,
вот и свеж, в листве, лимона плод,
и, по пояс в бронзе, палладин
зеленеет известью морщин.
А где время длится в параллель
теплоте оранжевых земель,
средь коряг оливковых дерев,
век за веком млеет сонный лев.
Мрамор стар и оспою изрыт,
но упорен зверь, как воин Сид.
И на царском жёлто-сером лбу
нацарапал гвоздь "Али Абу"...

И так мне полнозвучна беседа

Сергей, кажется лишний слог. Что-то Вы не убрали?

Мне больше показался "Набросок с натуры" . :)) Оно и понятно: там всё таки лев одно из главных действующих лиц (морд), хоть и с печатью туристов на лбу.

С уважением, Лев.