Как много в небе турманов-записок...

Дата: 31-03-2010 | 13:17:42

Три наброска



* * *



Виолончель, игрунья Василиса!
Как много горлиц, женственных причин,
чтоб вздрогнуть на лету, возвеселиться
в предчувствии апрельских именин!
Как много в небе турманов-записок!
Всё на свету - в почтовом коде глаз.
И жанр кофейной лавочки не низок
на камертоне, на искренье фаз.

Трагичным струнам преданные пальцы
утомлены зимовкою смычка.
Но у весны в уме - камбэк скитальца
и марсианство здешнего сверчка.
И так пропитан запахом аниса
аврелий, властелин и веселин,
что прямо здесь, джин-тоник-Василиса,
прими джек-пот кофейни на почин!

Твой василёк, оттенком чуть в цикорий
и мягких губ расстрельная статья...
Переболевший глупостью и корью
опять захвачен рифмой "ты и я".
Смахни верлибры на пол и считалки,
но наш урок сольфеджио спаси,
учителка грехов, очей весталка,
барвинка синь с полян на небеси!





* * *



Парашютистка, резальщица вен,
строптивица, ребёнок длинноногий,
средь никому не нужных перемен
всё отчуждённей наши две дороги.
Пойду, сниму со стенки твой портрет,
сдам, в золоте-багете, антиквару...
Я так шучу. Поскольку больше нет
тех дней-цветков наотмашь, маков с жару.
Парашютистка выцветших небес,
дитя не лучшей, может быть, эпохи,

не целебат кружит, но Целебес
в воронке лепестковой специй крохи.
Румянец твой пылает, как вещдок,
и карие глаза чуть близоруки.
А над запястьем бьётся мотылёк,
чей жёлтый шёлк торопит срок разлуки.
Я сам его к руке твоей позвал –
расцеловать следы стекла и бунта…
Прокурен дымом угольщик-вокзал,
он позабыл о том, что мельком знал,
но всё чадит и греет чай, как будто...





* * *



Турецких лилий огненные рюмки
на стеблях засыпают утомлённых.
А стебли ног твоих, за флёром юбки,
в своих священных дозревают лонах.
Июньский вечер, негр какаокожий,
плывёт, танцуя, сквозь порочный полис.
Любимый город, на Содом похожий,
допив свой "Бейлис", лапает твой оникс.

Ты - та, что всем посулам не даётся,
но может вдруг, на баттерфляе страсти,
достать до дна пропащего колодца,
чтоб было, чем промыть глаза в ненастье...
На кой же чёрт опять насквозь красивы -
на гибель рифмачу и рок-н-роллу -
и жертвенного горла переливы,
и губ твоих кораллы-баркаролы?!

так славно...
эффект перетекания слова в слово, параллели в параллель Вами усвоен давно и прочно, Серёжа.

теперь-то я поняла, почему не нашла на Вашей страничке любовной лирики - Вы её и на этот раз столь искусно завуалировали,
но женское сердце не проведёшь, так и знайте
:)

Очень хорошие стихи. Особенно близки строки:

"Парашютистка, резальщица вен,
строптивица, ребёнок длинноногий,
средь никому не нужных перемен
всё отчуждённей наши две дороги."

"Румянец твой пылает, как вещдок,
и карие глаза чуть близоруки.
А над запястьем бьётся мотылёк,
чей жёлтый шёлк торопит срок разлуки.",

наверное оттого, что в этих строках есть загадка.
А.М.

Сергей, последнее стихотворение я бы поставил на высшую ступеньку!

Геннадий

Как всегда блестяще, правда (простите, Сергей, липучего придиру) в 1 показалось (возможно ошибочно) некий перебор метафорики, некая избыточность образности... Ну, на вкус и цвет... Я ведь Вас по самому гамбургскому - с точки зрения хрестоматии для старших классов по крайней мере...