Давай, дернем, что ли!

- Анна Федоровна, я села!
- Куда?
- В снег.
- Зачем?
- Да не зачем, а так получилось! Вы скоро?
- Подъезжаю, – Анна Федоровна отключила мобильный и подумала: «Чего это она села в снег? Вот корова! Договорились же в кафе сидеть, а не в снегу, ей-Богу!»
- Вот, минут двадцать выехать не могу. Уже всю местную помойку перетаскала под колеса. Дерните меня, – Мария Ивановна возвела глаза, полные надежды на Анну Федоровну.
- Дернуть-то я дерну, не вопрос, – согласилась Анна Федоровна, – только неясно, где на моей машине крючок.
- Да, вроде, сзади должен быть, – предположила Мария Ивановна, опускаясь на коленки в снег и заглядывая под днище, – только нет ничего.
- А это что за крышечка, может здесь? – Анна Федоровна потерла тряпочкой круглую заглушку на бампере, надавила внутрь, опять потерла, еще раз надавила уже с другой стороны. Крышечка не поддавалась.
- Дайте, я попробую, – Мария Ивановна накрашенными ногтями вцепилась в крышечку и, обломав ноготь, открыла-таки ее. Под заглушкой помещалась неизвестная трубка, металлическая и абсолютно гладкая.
- За что тут цеплять-то? – подала голос Мария Ивановна из-под бампера, – буквально не за что зацепиться. Нет, это не то, – уверенно заявила Мария Ивановна, прилаживая крышечку на место.
- Придется инструкцию доставать, – озадаченно произнесла Анна Федоровна, – ну, не тупые же мы, в конце концов. Разберемся.
В инструкции все было нарисовано просто и доступно, как для подслеповатых пациентов психбольницы на стенах заведения – крупно, схематично, с разъяснительными стрелочками.
- Да вот же, только теперь надо найти крючок и вкрутить его в эту самую трубку, – сказала Анна Федоровна, открывая багажник.
- Ой, а я крышку закрыла.
- Открывайте пока, а я крючок поищу в багажнике.
В багажнике у Анны Федоровны было много чего. Пока Мария Ивановна отковыривала заглушку, Анна Федоровна ворошила содержимое багажника.
- А это что у вас такое? – заинтересовалась Мария Ивановна.
- Это гончарный круг. Вдруг захочется горшок глиняный слепить. Знаете ли, как бывает, а круга и нету, – ответила Анна Федоровна, легко вытаскивая станину на снег, – где же этот чертов крючок? Мария Ивановна, подержите банки, может под ними?
Анна Федоровна ловко стала вытаскивать банки с тушенкой и подавать их Марии Ивановне.
- Не помещаются в руках уже.
- Так вы подбородком придерживайте, еще пять штук осталось.
- Ага, а трос у вас есть? – напряженно спросила Мария Ивановна из-под банок.
- Нет, троса нет.
- Ну, ничего, у меня есть, кажется. Откройте, Анна Федоровна, мой, я гляну.
Мария Ивановна, с банками тушенки по самое горло, бегло оглядела содержимое своего багажника.
- Вон там, слева, видите – трос. Подержите банки, я достану.
Анна Федоровна подставила руки и запрокинула голову.
- Держу, держу! Ой, нет, не отходите, сейчас посыпятся!
- Так вы шубу, шубу подставьте, – посоветовала Мария Ивановна.
- Сейчас, только не отходите, а то уроним.
- Слышь, Санек, а чего это бабы делают?
- Не понял я, целуются что ли?
- Вот дуры-то, нашли место.
- Ох, ё-моё! – выругался Санек, кефир из его неловкой руки пролился на штаны и стек на сиденье КАМАза.
- Только не отходите, Мария Ивановна, давайте потихоньку к вашему багажнику двигаться, он ближе потому что.
- Так, давайте, на меня, на меня, еще, теперь разворачиваемся, так, наклоняемся, потихоньку, все, отпускайте.
Банки посыпались в багажник Марии Ивановны, и обе женщины перевели дух.
- Так, где же крючок? – спросила Мария Ивановна.
- Это не он, как думаете? – Анна Федоровна держала в руках толстый болт с петлей на конце.
- Похоже. А куда вставлять?
- Написано – в трубку.
Мария Ивановна нагнулась, сунула болт в трубку и стала вкручивать.
- Не идет дальше-то, туго слишком.
- Написано, надо монтировку вставить в петлю и прокручивать.
- Что вставить? – переспросила Мария Ивановна, – манти что вку?
- Ровку, – Анна Федоровна перегнулась через Марию Ивановну и стала рыться в багажнике.
- Так, что бабы-то делают, Санек?
- Вот, нашла, держите монтировку, Мария Ивановна.
Мария Ивановна, поплевав на холеные ладони, приладила монтировку в петлю и стала ловко проворачивать болт.
- Ну, скажите мне, Анна Федоровна, вот зачем женщине мужчина? Все сами! И болт прикрутим, и трос наладим, понимаешь.
- Согласна с вами, Мария Ивановна, полностью согласна. Мужчина же, как мотылек: прилетел, опылил и умер. А дальше – все сами! И дети на нас, и старики, и машины вот, будь оно не ладно.
- Точно, Анна Федоровна. Вот, сидят, небось, в тепле, гады, и даже не догадываются, как мы здесь с вами корячимся на морозе-то.
- Цепляйте трос, Мария Ивановна.
- Есть, прицепила.
- А за мою-то как привязывать?
- Так на бантик и привяжите.
- Обалдели вы, что ли, Мария Ивановна, какой еще бантик?
- Да ладно, нормально, смотрите как крепко.
- Нет, Мария Ивановна, тут, видите ли, петелька на конце. Так надо трос сначала в петлю пропустить, а потом кронштейн в нее, тогда будет крепко.
- Я вас умоляю, Анна Федоровна, какой пропустить? Смотрите, как тогда длинно получается. А привяжем, будет короче, ловчее тащить.
- Нет, лучше пусть будет длинно, чем отвяжется трос.
- Ну, хорошо, хорошо, давайте сюда вашу петельку. Зводите уже, Анна Федоровна, все готово.
- А вы не заводите, и с тормоза снимите, только колеса ровно поставьте, Мария Ивановна.
Женщины разошлись по машинам.
- Нормально, только я вас не вижу, Анна Федоровна, – сказала Мария Ивановна в телефон.
- Так вы багажник закройте, Мария Ивановна, и не звоните уже мне, сейчас трогаться буду.
Анна Федоровна газанула разок, трос натянулся, но машина Марии Ивановны не сдвинулась с места ни на сантиметр. Анна Федоровна газанула еще и еще раз. Ее машина села в рыхлый снег по самое брюхо. Анна Федоровна подала назад. Машина плотно сидела в снегу всеми четырьмя колесами.
Обе дамы вышли из машин навстречу друг другу.
- Надо трос отцепить, – озадаченно сказала Анна Федоровна.
- Нет, натянулся слишком, невозможно отцепить, только резать. Ножницы есть у вас?
- Нету.
- Ну, тогда зажигалкой пережечь. Жалко, новый трос-то, – с сожалением сказала Мария Ивановна.
- Я понял, Санек, они сели. Давай, дернем, что ли? Не лето, чай.
Мужики дернули по сто пятьдесят и пошли выручать женщин.






Ирина Пантелеева (Свечникова), 2010

Сертификат Поэзия.ру: серия 520 № 77873 от 28.02.2010

0 | 2 | 1778 | 10.08.2022. 23:43:48

бывает и так, а бывает и не так ))) смаря, какие тетки и какие дядьки )

Гончарный круг, говоришь?
От таких картин всю поросль с затылка можно соскрести.
:)
Хотя у меня приятель бензопилу с собой возит (вдруг дерево на дороге).