Чтоб высветить близкое дальним...

Дата: 26-02-2010 | 16:10:43

Синдбад


Вечный Синдбад, пешеход, мореход,
Рьяный погонщик седого верблюда!
Шалый Меркурий – небесный твой код
Над головами оседлого люда.
Был ты погонщиком мула, осла,
Был ты ловцом голубого пассата.
Соль океана, пустыни зола
Выели краску на полах халата.
Экая жажда запретных земель,
Страсть, завитая тугою пружиной!

Сжатая, будто бы взрывчатый хмель
Синей бутыли всесильного джина.
Очи сливовые, дуги сурьмы…
Что тебе все обещания счастья?
От задубевших ступней до чалмы
Создан Синдбад для скитальческой страсти!
Вечный Синдбад, мореход, звездочёт!
Разве же нет между нами магнита?
Вот мы спешим за тобою на взлёт –
Факел из дюз каббалически бьёт,
Будто бы чрево бутыли открыто…





* * *


Меж брегом и бургом клубится единство дыханья.
Затем и бродяжишь, чтоб высветить близкое дальним,
затем и встречаешь волну в самоходной лохани,
трясёшься на взлёте полночном по кочкам астральным.
Затем и Тоскана-Этрурия длится холмисто,
и город Сиена - гончар, гобеленовый всадник -
классической охрой и ловкой ногой футболиста
откыто гордится. В пожухлой листве виноградник

лелеет на склоне осенннем младенчество кьянти -
багряных, лиловых, чернильных кровей откровенье...
А если и здесь ты не в силах воскликнуть "Аванти!",
то Бог и с тобой, и с твоей утомлённою тенью.
В путь добрый, попутчик! Прости же и мне возвращенье
в края, где ничуть не слабее подсолнух златится,
чем здешний тосканский. Но тускло тоскует о мщенье
отчизна меж брегом и бургом - подбитая птица...





Возвращение в Болонью



И вот опять Болонья. - Целый день
брожу по многоствольным галереям,
где век за веком присягает тень
свечам алтарным, папским орхидеям.
Здесь сукровицей жилистых колонн,
Феррары кровью, колером железа
стволы из камня - без ветвей и крон -
крепят хребет властительного жезла.

Здесь, в лоне тёмно-красных кирпичей,
в виду доминиканцев и Гальвани,
свободен я - ничейный книгочей
с обрывком карты города в кармане.
И походя, на тыльной стороне,
на обороте чёрно-белой схемы,
два слова я царапну, внятных мне,
два тезиса растущей теоремы.

Не брат, не ровня шушере столиц,
ни митрам соглядатай, ни тиарам,
я всё, что нажил, лишь родству зениц
спешу отдать - от сердца и задаром.
Ведь привкус лжи державной не отбить
вином теологического спора,
а власть, пусть даже книжную, любить
уже не вправе Галилейские озёра...

Спасибо, Сережа! Замечательная прогулка!

Сергей, эти стихотворения - просто взлет какой-то! Ритмы, аллитерации.В каждом - поэтический стержень ни на строчку не ослабевает. В них и лирический герой проявляется более явно.

Геннадий

Последнее восьмистишие коронует отличный текст. Браво!

Сергей!
Самая ёмкая формула путешествий, какую я встретила,- Ваша : "чтоб высветить ближнее дальним".
Но ведь надо суметь увидеть, как Вы,и помнить, как Вы, чтобы соединились все звёнышки памяти и любви.
А словесное богатство лишь помогает нам, читателям, следовать за Вами, видеть Вашими глазами и чувствовать, как Вы.
Спасибо.
А.М.

Экая жажда запретных земель,
Страсть, завитая тугою пружиной!


:))Я с огромным удовольствием пожинаю плоды этой жажды и этой страсти автора, Сергей.

С уважением, Лев.


Честная магия музыки, свежей особенно во 2 и 3:

*подсолнух златится…
Но тускло тоскует о мщенье
отчизна меж брегом и бургом...

*где век за веком присягает тень
свечам …

*я - ничейный книгочей
с обрывком карты города в кармане.
И походя, на тыльной стороне,
на обороте чёрно-белой схемы,
два слова я царапну, внятных мне...

- а самая глубокая семантика - ведь в фонетике!..

Сильные стихи, ярчайшие образы... От такой насыщенности и колорита можно сойти с ума! Ваш Дмитрий