Чиновник Двуочёчников скончался (7)

Дата: 10-12-2009 | 22:13:06

XLIX
Стол регистрации даров –
Угодий, ловель, пашен, мельниц,
Сёл, богаделен, рукодельниц,
Крестьян – на вывод со дворов,
(Не то – с гробами со скудельниц:
Помещик нынешний вельми
Мудрён, поди его пойми),

Потирных кубков католицких,
Потёртых ящиков денщицких,
Пожиток, чахлого жнивья,
Всего, что коплено годами
Отцами, что их сыновья
Спускают за год, между нами,

L
Приятелями, говоря –
Стоял под рамой исполинской
С картиной сечи Бородинской.
И до исхода сентября
Бил по французу полк Ахтырский,
И целила Павлуше в плешь
Багратионовская флешь.
Как Бонапарт на поле брани,
Сидел – с ногой на барабане –
Мой Двуочёчников. К нему
Чины не ниже генерала
С докладом шли. В густом дыму
Звучал булат, картечь визжала…

LI
Воображаемый свинец
Из нарисованных орудий
Влетал в разверзнутые груди.
Паллады лавровый венец
Сиял на ратном перепутье,
И полыхали знамена.
На третий день Бородина
Коллежский секретарь вчерашний
Был даже ранен в рукопашной –
Кавалергардии отец!
Гроза войны, Мюрат отважный!
…Тогда и втиснулся купец
С суконным рылом в ряд калашный.

LII
Всё – от лоснящихся локтей
(От вечного сиденья в лавке…)
Всё! – от рубиновой булавки,
От самых кончиков ногтей –
До вросшей в ухо бородавки,
До дикой щётки над губой,
До тика щёчки голубой,
До неприятного жеманства –
Спеца в делах негоциантства
В нём выдавало за квартал.
Спец, братец, не ходи к гадалке:
Цирульней воздух напитал
(С фальцетной нотою фиалки).

LIII
Лес жаловал и дом в мильон
Купчина – двинскому купчине.
Но по какой такой причине
Сегодняшний Наполеон
Вмиг потерпел в осанке, в чине
До вида сущего сморчка,
Не испросив и пятачка
За таинство сего свершенья,
Печать и рукоприложенье –
Нельзя сказать наверняка.
– Дурак! – кряхтел Веслов. – Попович!
Свалял большого дурака
Столоначальник Павел Львович.

LIV
С помещицей Настасьей К.,
Безмозглой курицей уездной,
Готовой быть всегда полезной
Свалял того же дурака.
И принял вид весьма болезный
(Читай: «не в шутку занемог»).
Он брать хотел, но видит Бог,
Не мог! Не знал, как подступиться.
Пред ним сменявшиеся лица
Мы в том не смеем упрекнуть:
Купцы, дельцы и толстосумы
И рады были бы впихнуть,
Но не просил приличной суммы!

LV
Кто рубль с осьмушкою, кто – два,
Те жертвовали «на бумагу»,
Косясь на жалкого беднягу,
Чья востроноса голова
Такую испаряла влагу,
Что лезла мысль о не благом.
Лоб отирался обшлагом,
И виза ставилась, где нужно.
И выражалось – не наружно,
Не вслух – но самым существом:
– По гроб вам, сударь, благодарен…
– Польщён-с премного ваше-ством…
– Кормилец… Благодетель… Барин…


LVI
Что ж Петербург? (Тебя пишу,
Дождливый, сумрачный, свинцовый!)
По крайней мере, от Дворцовой
До Знаменской: шу-шу, шу-шу!
О министерьи образцовой.
В дверях которой день-деньской
Толпилась очередь с Морской –
Всё к Двуочёчникову. Купно.
Хоть совершенно неподкупно
Не обходилось: свет коря,
Прельстившийся крылатой сплетней,
Подмасливал… секретаря
У Павла Львовича в передней.

Александр!
Хорошо, и весьма. То есть - отлично.
И то, что вслед за Гоголем чиновник оказывается Наполеоном ( была такая аллюзия в "Мёртвых душа"), и то, что Ваш Двуочёчниов верен себе и своему характеру, каким он являлся в первых главах, и то, что Вы уже так вжились и так срослись с этим укладом жизни, что совершенно естественно говорите языком не просто эпохи, в определённого слоя российских людей - класса чиновников и класса просителей. И те и другие в языке тоже отличаются. И, наконец, потому, что замысел Вашей поэмы всё зримее и зримее. Вы, как ледокол, через льды и торосы идёте к цели, отчего и всё здание поэмы выглядит стройным и выверенным.
Люблю грандиозные, но выверенные конструкции. Люблю, когда язык крепит всю конструкцию наподобие тех специальных составов, которые употреблялись в старинных каменных постройках.

У Вас написано "пятОчком". Если это стилизация, то, может быть, взять в кавычки. Если ошибка вкралась, то ...

Примите и прочее...

А.М.

Алесандр, и эта глава поэмы написана безупречно. Такой жанр нам тоже нужен, даже не столько для того, чтобы черпнуть из истории, а для того, чтобы оглянуться вокруг.

Геннадий

Саша! Грандиозно! И откуда у тебя только время берётся такие масштабные вещи писать. Всё, тоже буду поэмы писать. С лирикой завязываю.

"...языком не просто эпохи, в определённого слоя российских людей"

Вот действительно откуда ты берёшь этот язык? Настоящий разговорный, а не ивантеровский лубочный.Загадка.

Твой ЛМ

Саша,
предсказываю , какой-нибудь литератор будущих веков долго будет разыскивать автора поэмы в XIX веке и найдёт его предшественником Гоголя.
А, если серьёзно -- нет слов! Настолько всё живо, реально воспринимается, настолько добротно, что хочется читать и читать.
Твой В.М.

Саша, спасибо за удовольствие читать. Филигранно сработано. Успехов и вдохновения. С любовью, я