Французская революция (отрывок). Уильям Блейк

Это только самое начало (10-я часть текста) - опыт перевода этой непростой "пророческой"
поэмы Уильяма Блейка. Известен перевод Виктора Топорова, который я пытался читать
неоднократно, но застревал на первой же странице, будучи не в состоянии через него продраться...
При всём моём уважении к подвигу моего предшественника, я всё же решил, что Блейк заслуживает
более соответствующего русского перевода. Однако, боюсь, что и мой перевод окажется не более
лёгким чтивом...


THE FRENCH REVOLUTION.
A POEM, IN SEVEN BOOKS.

BOOK THE FIRST.

LONDON: Printed for J. Johnson, No 72,
St Paul's Church-yard. MDCCXCI.
(Price One Shilling.)
ADVERTISEMENT.

The remaining Books of this Poem are finished, and will be published in their Order.


The dead brood over Europe, the cloud and vision descends over chearful France;
O cloud well appointed! Sick, sick: the Prince on his couch, wreath'd in dim
And appalling mist; his strong hand outstretch'd, from his shoulder down the bone
Runs aching cold into the scepter too heavy for mortal grasp. No more
To be swayed by visible hand, nor in cruelty bruise the mild flourishing mountains.

Sick the mountains, and all their vineyards weep, in the eyes of the kingly mourner;
Pale is the morning cloud in his visage. Rise, Necker: the ancient dawn calls us
To awake from slumbers of five thousands years. I awake, but my soul is in dreams;
From my window I see the old mountains of France, like aged men, fading away.

Troubled, leaning on Necker, descends the King, to his chamber of council; shady mountains
In fear utter voices of thunder; the woods of France embosom the sound;
Clouds of wisdom prophetic reply, and roll over the palace roof heavy,
Forty men: each conversing with woes in the infinite shadows of his soul,
Like our ancient fathers in regions of twilight, walk, gathering round the King;
Again the loud voice of France cries to the morning, the morning prophecies to its clouds.

For the Commons convene in the Hall of the Nation. France shakes! And the heavens of France
Perplex'd vibrate round each careful countenance! Darkness of old times around them
Utters loud despair, shadowing Paris; her grey towers groan, and the Bastile trembles.
In its terrible towers the Governor stood, in dark fogs list'ning the horror;
A thousand his soldiers, old veterans of France, breathing red clouds of power and dominion,
Sudden seiz'd with howlings, despair, and black night, he stalk'd like a lion from tower
To tower, his howlings were heard in the Louvre; from court to court restless he dragg'd
His strong limbs; from court to court curs'd the fierce torment unquell'd,
Howling and giving the dark command; in his soul stood the purple plague,
Tugging his iron manacles, and piercing through the seven towers dark and sickly,
Panting over the prisoners like a wolf gorg'd; and the den nam'd Horror held a man
Chain'd hand and foot, round his neck an iron band, bound to the impregnable wall.
In his soul was the serpent coil'd round in his heart, hid from the light, as in a cleft rock;
And the man was confin'd for a writing prophetic: in the tower nam'd Darkness, was a man
Pinion'd down to the stone floor, his strong bones scarce cover'd with sinews; the iron rings
Were forg'd smaller as the flesh decay'd, a mask of iron on his face hid the lineaments
Of ancient Kings, and the frown of the eternal lion was hid from the oppressed earth.

ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
1791
ПОЭМА В СЕМИ КНИГАХ

ЛОНДОН: Отпечатано для Дж. Джонсона, №72 Двор Собора Святого Павла
MDCCXCI. (Цена один шиллинг.)
ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ:
Остальные книги этой поэмы закончены и будут напечатаны в соответсвующем порядке.

КНИГА ПЕРВАЯ

(Отрывок)


Реет смерть над Европой, над солнечной Францией тучи пророчеств сошлись;
О грозные тучи! Слаб, слаб Король, простёртый на ложе, венчанный
Мраком страшащим; хлад кости сковал от плеча до ладони,
Сжимающей скипетр – слишком тяжёлый для смертной руки. Никогда
Уж не будет он гневно мечом сотрясать, попирая цветущие склоны.

Стонут холмы, виноградники плачут одетые в траур;
Утро бледнеет пред взором владыки. Восстань, о НеккЕр, глас крови зовёт нас,
Мы спим уже пять тысяч лет! Я встал, но душа ещё в дрёме,
А в окне, как согбенные старцы, горы Франции тают во мгле.

В смятеньи Король, опершись на НеккЕра плечо, спешит на совет. Притаились
В страхе грома за горами; французские чащи молчат;
Над крышей дворца нависли тяжёлие тучи мудрых пророчеств;
Сорок мужей – и каждый беседует с горем в бескрайних темницах души,
Как древние предки наши, в потёмках собравшись вкруг Короля.
Вновь к утру взывает глас Франции – утро же тучам пророчества шлёт.

Полон Сброда зал Нации. Содрогается Франции небо,
Смущённо дрожа вкруг растерянных лиц! Сгущается древности мрак;
Отчаянье рвётся сквозь ставни; трепещут со стоном Бастилии серые башни, –
Там ловит Хозяин стенающий страх из тумана летящий,
И тысяча верных солдат, ветеранов, вдыхавших кровавые властные тучи,
Вдруг завыли, охвачены тьмой и отчаяньем. Вот он крадётся, как лев от башни
К башне, и вой его слышен уж в Лувре; сквозь все дворы протянул он
Мощные члены свои, всех подряд предавая безжалостным пыткам,
Вопя, отдавая приказ за приказом; с кровавой Чумою в душе,
Он цепями звенит, и взором пронзает все семь темнеющих башен,
По камерам рыща, как волк. Там узник в башне по имени Ужас
Прикован был за руки, за ноги, шею железной пластиной к стене,
Как в расщепленном камне, в груди его змей обвивался вкруг сердца,
Наказан был он за писанье пророчеств! А башне по имени Мрак, – другой,
Весь связан цепями, висел вниз головой до костей истощённый, и кольца
Ковались всё уже – там, где плоть усыхала; и железная маска скрывала
Черты королевские, с львиной бессмертною бровью надёжно сокрытой от взоров земных.



Примечания

Книга датирована 1791 годом, и готовилась к печати, но сохранился единственный экземпляр –
вероятно, гранки неосуществлённого издания. Этот экземпляр хранился в коллекции Джона Линнела
до 1918 года, а затем перешел на хранение в Библиотеку Хангтингтона в Калифорнии. Несмотря на
обещание в «предуведомлении», ни одна из последующих шести книг не была ни напечатана, ни,
возможно, даже написана. Однако высказывается предположение, что если Блейк их и написал, он
мог их скрыть или уничтожить, когда результат революции оказался не таким, каким он ожидал.
Текст поэмы не издавался до 1913 года.

Блейк описал в поэме свои впечатления от событий во Франции до кануна взятия Бастилии 14 июля
1789. По утверждению Алексея Матвеевича Зверева (как оказалось, заимствованному у С. Фостера
Дэймона): «Стих – свободный семистопный анапест – применён Блейком только в этой поэме».
Однако, на самом деле, свободный слог этой поэмы не слишком отличается от слога «Тириэля»,
«Тэли» и многих других последующих блейковских поэм, а также далеко не всегда может быть
приведён к «семистопному» и тем более «анапесту» – достаточно взглянуть на первые строки:


The dead brood over Europe, the cloud and vision descends over chearful France;
- / - / - / - - / - / - - / - - / - / (19 слогов, 8 стоп)
O cloud well appointed! Sick, sick: the Prince on his couch, wreath'd in dim
- / - - / - / - (- / -) - / - - / - - / (16/18 или 6/7 стоп)
And appalling mist; his strong hand outstretch'd, from his shoulder down the bone
- - / - / - - / - / - - / - / - / (17 слогов, 7 стоп)
Runs aching cold into the scepter too heavy for mortal grasp. No more
- / - / - / - / - - / - - / - / - / (18 слогов, 8 стоп)
To be swayed by visible hand, nor in cruelty bruise the mild flourishing mountains
- - / - / - - / - - / - / - - / - - / - (20 слогов, 7 стоп)

Можно даже сказать, что слог этот мало отличается от прозы, которая могла бы быть передана по-
русски так, буквально, прозаическим переводом:

Смерть нависла над Европой, тучи и видения сгущаются над веселящейся Францией,
О, Тучи во всеоружии! Бледный, бледный Правитель на своём ложе, венчанный тусклым
И страшащим туманом; его сильная рука вытянута; вниз от плеча по костям
Сбегает мучительный хлад к скипетру слишком тяжёлому для смертной длани. Уж боле он
Ни сотрясает воздетой рукой, ни сминает невинные цветущие холмы.

7. Жак Неккер (Jacques Necker, 1732—1804) — швейцарец, министр финансов при Людовике XVI.
Родился в Женеве, где его отец, бранденбургский уроженец, был профессором. (Первоначально
германская фамилия Неккер во Франции и Швейцарии произносится с ударением на второй слог, что
в английском языке, а также в блейковском тексте, как правило игнорируется). Неккер сыграл свою
не последнюю роль во Французской революции. Когда двор, 23 июня 1789 года., желая уничтожить
решение третьего сословия, объявившего себя национальным собранием, устроил королевское
заседание, Неккер отказался явиться, и король дал ему отставку, приказав немедленно покинуть
пределы Франции. Отставка Неккера послужила поводом к восстанию 12, 13 и 14 июля, и король
вынужден был призвать его обратно. Когда национальное собрание отвергло его план нового займа
и приняло предложение Мирабо выпустить ассигнации, Неккер ушёл в отставку (в 1790 году).

8. «Мы спим уже пять тысяч лет» – от сотворения мира в 4004 году до нашей эры. Поскольку
считалось, что мир просуществует 6000 лет, то конец света был намечен на 1804 год.

16. «Полон Сброда зал Нации...» Сброд – третье сословие, объявившее себя Национальным
Собранием.




Д. Смирнов-Садовский, поэтический перевод, 2009

Сертификат Поэзия.ру: серия 1085 № 71571 от 05.08.2009

0 | 0 | 3902 | 02.02.2023. 04:58:12

Комментариев пока нет. Приглашаем Вас прокомментировать это произведение.