Прогулки с Авиталь

Дата: 13-07-2009 | 18:23:36

У меня отвисла челюсть.
Как ответить, не пойму.
Боже мой, какая прелесть
в бесконечных «почему?»!

Почему собака лает?
Почему скворец молчит?
Почему так не бывает,
чтобы солнышко в ночи?

Почему свистит мальчишка?
Почему он хулиган?
Почему не плакал мишка,
завалившись за диван?

Пританцовывает бантик,
словно в такт поёт оркестр.
…Лотерейный пестрый фантик,
добровольный, легкий крест.

И на всех смотрю я гордо,
отчего – не знаю сам.
Нежность сдавливает горло,
подбирается к глазам.

И от этого не деться
никуда, не убежать.
Возвращаюсь в город детства,
ручку теплую держа.

1997г.







Юрий Арустамов, 2009

Сертификат Поэзия.ру: серия 1011 № 71096 от 13.07.2009

0 | 6 | 1923 | 30.06.2022. 21:59:15

Очень добрые стихи. Только дедушка о внучке так способен написать)))

Нежность сдавливает горло,
подбирается к глазам.

Сегодня какой-то особенный день! Видимо, звезды благосклонны к нашим коллегам! Россыпи находок на сайте!
Ваши стихи, Юрий, просто Чудо!
С уважением,
Ю.С.

Ручка тёплая - очень!
Челюсть - тоже, жизненно потому что.

Юра! "Прогулки с Авиталь" - одно из моих любимых (Ваших) стихотворений! "Нежность сдавливает горло, подбирается к глазам."
Спасибо!

После прочтения - тепло на душе! Значит,- стих удался!

Будь здоров, дорогой!

Привет Ире.

Ваша привычно скорбно-нежная Муза, как всегда, очень человечна. За это, думаю, особенно и любят вас и вашу речь человеки (в том числе и я, грешный диакон Георгий).
А потому, если не сочтете за нескромность, подарю вам небольшой стишок - тоже "про кусочек детства":


КОРАБЛИК
(песня)

Вспомню: косят в июле, и дождик – напасть!
Я ведь тоже по лужам бегал мальчиком всласть,

я пускал корабли из обрывков газет,
а они уплывали навеки в ответ;

уносилась словесной трухи их тоска –
до корявой реки, до скупого леска:

только даже и к ним веселей всё же плыть,
чем паршивым листком жизнь в сортире дожить –

там, где ветер свистит средь картофельных гряд
и на гвоздике мертвые строчки висят…

То ли дело – на воле поднять паруса:
пусть до ржавой реки, омывающей сад,

пусть и ближе – до чахлой канавы в саду
(в ней сапог догнивает – у всех на виду),

там, где рядом скамейка в коросте белил
(дождь давно их проел – но не полностью смыл),

где гусиная травка приятна ноге,
где гремят якоря – и скрывается брег,

где сияет и остров сокровищ, и рай:
– Поднимай же, брат, грот! И марсель поднимай!

Даже в этой вот луже – и то веселей:
бьют крылом паруса средь прекрасных морей;

орудийный бы залп да кровавый бы пир,
гибнуть чтобы – лишь так полюбив этот мир!

В голубой глубине, там, где небо на дне,
он чудесней вдвойне и гораздо видней –

где вдруг облако вспыхнет, как ядерный зонт…
Ах, прощайте, прощайте, зовёт горизонт!

Поплыву я бумажным корабликом вдаль –
ничего здесь не нужно, ничего здесь не жаль;

поплыву, поплыву – и навряд ли вернусь:
ах, прощай же, печаль, ах, прощай, моя грусть…

1988 (редакция 1998)


P.S. ...А я вам, хоть и с задержкой (простите великодушно) ответил на вашу переписку с С. Александровским по поводу моего "Барабанщика" - где-то в начале июля. Посмотрите, пожалуйста, чтобы я не казался невежей.
Георгий Малков.