Ришикеш или по следам Битлз

Дата: 22-06-2009 | 10:30:14

В индийских Гималаях мне полюбился городок Ришикеш. Говорят, в нём всего около 20 тыс. жителей, но, наверное, из-за множества путешествующих пилигримов, искателей истины и йогов, двигающихся выше к святым местам Гималаев, мне он кажется по-восточному шумным большим городом. Расположенный на высоте около четырёх сотен метров, окружённый с трёх сторон невысокими холмами, Ришикеш покатыми улочками тянется к Ганге. Широкая, скоростная, сверкающая, как жидкий изумруд, плавно извиваясь, течёт она вдоль прилепившихся друг к дружке, пёстрых ярких разномастных индуистских храмов, под двумя высокими мостами.
Сегодня мы идём на водопад. Всего полтора часа вверх по течению Ганги от нашего отеля в районе Лакшман Джула со странным названием «Хумкунд Басера». На противоположной стороне кривой улочки вывеска — Отель «Вид на реку», ниже — Ресторан «Третий глаз». На берегу нам преграждает путь индус, ряженый под Господа Шиву. Мазнув кисточкой с мольберта, ставит жёлтой краской тилаку «Ом» мне на лоб. Чувствую, как кожу стягивает мгновенно ссыхающаяся на солнце краска, но не смываю. Пусть: Шива — великий преданный Кришны. Даю подношение улыбающемуся Шиве — 5 рупий.
Медленно переходим висячий мост. Узкий, поперёк два человека с трудом разминутся, с перилами из грубой, в жгут скрученной, проволоки. Видна далёко внизу священная вода Ганги. Не хочется отрывать взгляд от спешащей напоить всю Индию реки, но не застоишься — на мосту оживлённо: пронзительно-напористо гудят водители мотоциклов, с трудом продвигающиеся среди то фотографирующихся, то таких же, как мы зазевавшихся пешеходов, а то и вовсе мулов.
На тросах, как воробьи на ветках, расселись рыжие макаки. Они крепко держатся за перила цепкими пальцами. Округлые глаза их внимательно следят за пешеходами. Макаки — известные воришки. Они настолько хитры и изворотливы, что, если не быть бдительным, то прощай очки, сумки, кульки, пакеты, собственно, всё, что ценно для вас, легко может стать их добычей. Замечаю, что у одной обезьяны во рту мороженное. Мороженого за щеками так много, что рот не закрывается. Жевать — холодно, а выплюнуть — жалко.
Идём по дороге вдоль заросшего кустарником каменистого берега. Утро. Ещё не жарко. На противоположной стороне реки мелькают ашрамы, школы йоги, отели. Выше по склону — автотрасса, по ней едут автобусы на Харидвар. На широком песчаном пляже команда гребцов в красных жилетах и шлемах надувает рафты. Суетятся, готовятся к сплаву. Слышны крики и смех.
Примерно через час подходим к храму Гаруде, птице перевозившей Господа Вишну. Каменное Божество Гаруды выкрашено в оранжевый цвет, шея украшена цветочной гирляндой. Острый клюв, пронзительный взгляд. Внизу под лапами — змея. Гаруда — великая душа, преданная Господу. Мы почтительно склоняемся, касаясь лбом прохладного каменного пола. Садимся на мрамор и созерцаем Божество. Пуджари, служащий храма, охотно рассказывает нам древнюю историю этой уникальной птицы. Потом щедро угощает прасадом — освященными сладкими плоскими кусочками сахара. Он также приглашает нас подойти в семь вечера. В это время заката к храму слетаются пятьдесят павлинов. Они садятся на ближайшие деревья и громко кричат: Шьям, Шьям. Раскланиваемся и, обойдя храм трижды, что очень благоприятно, уходим вверх по тропе к водопаду.
Даже не ожидала, что такой мощи поток воды скрывается за очередным поворотом вдоль горного ручья. Водопад с мощной, почти животной силой вырывается из зауженного между скалами каменного помоста и плашмя бьёт в небольшую ванну спокойной чистейшей воды. Мы с радостью кидаемся в воду, подставляя то один бок, то другой под молотки струи. Вода приятно тепла, намного теплее, чем в Ганге. Вокруг вспенившегося пространства естественно образовалась ванна джакузи. Сколько детской радости от такой щедрости природы!
К водопаду с верхней тропы спустился худощавый молодой немец. Замечаю гармонично сложенный торс, бородку, длинные вьющиеся волосы. Мне видятся в нём черты Иисуса. На шее амулеты. Присмотрелась — не крест. Присел на низкий камень. В руках появился толстый томик. Библия? Как только мы отошли от воды отжимать платья, поднялся, пристроил увесистую спортивную сумку на скале у самого сброса. Не доверяет нам? Под воду залезать не стал, а лишь бочком скользнул вдоль края струи. Потом другим и сразу вышел. Мы угостили его прасадом. Взял мандаринку и улыбнулся. Кто он? Паломник? В Ришикеше можно встретить йогов, адептов разных философских школ. Это потому что Ришикеш центр мировой йоги. С волнением узнаю, что здесь в прошлом веке легендарные «Битлз» приняли гуру.
Возможно ли, что стремление к уединению — стремление к славе? Странные мысли появляются здесь.
Не успел немец-Иисус скрыться за деревьями, к нам присоединился человек средних лет, как оказалось филолог из Свердловска. Ему тоже нужно было к вечеру возвращаться в Ришикеш и он составил нам компанию. Оказалось, что наш путник проводит в Гималаях ежегодно от одного до трёх месяцев, и уже много лет практикует йогу. Я задаю несколько провокационных вопросов.
— А что будет с нами после смерти? — спрашиваю я.
Филолог задумывается, потом тихо отвечает:
— Ничего. Чистое сознание.
— А как же личность? Куда денется Ваша личность? — допытываюсь.
— Она растворится в Абсолюте.
— Вам это нравится?
Он улыбается, не глядя на меня.
— Это так. И это не зависит от того, нравится это мне или нет.
Я продолжаю задавать каверзные вопросы.
— Но смотрите: Бог — личность, Вы — личность, как вы можете раствориться в Боге?
Йог умиротворен. Мои возражения не волнуют его, он имеет реализованный опыт в своём миропонимании и твёрд во взглядах. Он так мне и говорит.
— Это всего лишь ваше понимание. У меня есть личный опыт, опыт, когда ум исчезает и остаётся одно только сознание.
У меня такого опыта нет. Но мне и не хочется растворяться в едином сознании и лишаться своей личности. «А вот чему нужно поучится, так это умению прощать» — думаю я. Приходит на ум: причина передачи знания — взаимоотношения. Ребёнок спрашивает у матери, ученик у Гуру. Их взаимоотношения позволяют им передавать и получать знание.
Свердловчанин приглашает нас на вечернюю пуджу местного риши. Расстаёмся, поблагодарив друг друга за общение.
На пуджу к риши мы в тот вечер не попали, потому что участвовали в арати Матери Ганге.
Но это уже другая история паломничества по Святой Дхаме, в которой медитирующий мраморный Шива парит над темнеющими водами; одетые в ярко-оранжевое дети поют одну за одной священные санскритские мантры; огонь, с раздутым над ним капюшоном кобры, жадно переходит из рук в руки для того, чтобы быть предложенным священной Ганге.

май 2009 г.

Не надеюсь на комментарии под этим текстом. Наверное, выставляю просто для себя - чтоб было на страничке.
С уважением ко всем читающим,
автор.

Зря не надеетесь... Прочитал с большим интересом. Невольно становишься участником и неравнодушным созерцателем происходящего. Экзотика и ненавязчивость - редкое сочетание подобного жанра, пестрота не режет глаз. Это очень далеко от нашей евразийской системы ценностей, тем и интересно, во всяком случае, мне. Ваш Дмитрий