Томасу Муру – 230 лет (28 мая 1779, Дублин – 25 февраля 1852, Лондон)

Дата: 29-05-2009 | 14:21:47

Томас Мур – поэт не из великих, однако среди современных ему гениев английского романтизма не затерялся и он. Мур – единственный человек, который целиком прочитал «Записки» своего друга Байрона и, по решению близких поэту лиц, предал рукопись огню. Судить его за это или нет? (Пушкин одобрил).
Русским читателям Мура представлять не надо: известен он им давно –
и кто не вспомнит сразу же «Вечерний звон»?! Но вот странность давней поэтической «глобализации»: ирландский поэт написал на английском языке стихотворение с подзаголовком «Колокола Санкт-Петербурга» (на русский перевёл его дивно и навсегда Иван Козлов). Однако написано оно под впечатлением неизвестно как попавшего к Муру и неведомо каким образом им понятого текста
не то армянской песни, не то стихов грузинского поэта XI-го века…
У меня хранится собрание стихов Томаса Мура издания 1842-го года (ещё прижизненное): увесистый том убористого шрифта… Кто сейчас способен это одолеть? В особенности, как мне кажется, устарели его сатирические стихи: как обычно случается, написанные на злобу дня, они быстро утрачивают актуальность и значимость (многие исторические аллюзии и политические намёки требуют пространного комментария – это чувствовал уже сам автор).
Предлагаю два опуса из цикла Мура «Притчи для Священного Союза» (“Fables for the Holy Alliance”, 1823): всего их там восемь (другие три переведены Владимиром Микушевичем в сборнике 1981-го года под названием «Сказки о Священном союзе»). Антимонархические и антиклерикальные выпады поэта с позиций условно-расплывчатого «либерализма» давно потеряли смысл и остроту – но, как мне кажется, толику остроумия всё же сохранили, и тем могут быть любопытны.
Не знаю, насколько мне удалось это передать в переводе…

ТОМАС МУР
(1779-1852)

ПРИТЧИ ДЛЯ СВЯЩЕННОГО СОЮЗА
(1823)

ПРИТЧА V.
ЦЕРКОВЬ И ГОСУДАРСТВО

Предварение:

"Едва только религия принимает общенациональный характер и официально учреждается в качестве государственной, чистота ее неизбежно утрачивается, поскольку тогда становится невозможным отъединить ее от людских интересов; сопряженная с таковыми, она неминуемо извращается".
- Соам Дженнинс.

Соам Дженнинс, толстосум-купец,
Хотя и тори, вывел здраво:
Религии простой венец
Запятнан дружеством с Державой.
Царица Польшу сокрушила,
Клянясь Божественной пятой.
Договорённостей кадило
Полякам души раздробило (1)
Во имя Троицы святой.
Самодержавный Александр -
Из приполярных саламандр (2) -
Прикосновеньем ледяным
Огонь Свободы пустит в дым.
Указы издает лихие
С благословенья Панагии.
Святой водою пропитав
Монаршью губку, он мгновенно
Лишит любого всяких прав -
Опять же Волею священной.
Людовик, любящий покуша-
ть (недаром он зовется "груша"),
Призвал Людовика Святого
Благословить монаршье слово:
Мудрейших сотня тыщ Солонов
Должна покорности ошмётки
Прикладом ружей, мушкетонов
Забить испанцам глубже в глотки.
Хоть христианским королям
И я обязан низко кланяться,
Но если этот тарарам
Сочтён угодным небесам -
До трона Бенбоу (3) не дотянется!

Что ж, речь примером подкрепим:
Недалеко ходить за ним.
Давайте спросим духовенство:
"Вы над ирландцами главенство
Согласны так вовек блюсти,
Что те, обобраны позорно,
Ярмо рабов должны нести?"
Ответят с важностью: "Бесспорно!"
Ещё вопрос: "В стране кипит
Меж тем, кто нищ, и тем, кто сыт,
Неукротимая вражда.
Мир заключит ли, наконец,
С убогой хижиной дворец?"
Ответ надменный: "Никогда!"
Увы, увы! Походит это
На дух великого Завета?
Точней хотите убедиться -
Священникам всмотритесь в лица.
Вот у епископского дома
Лежит охапками солома -
Но прежде чем бежать подале,
Не в силах превозмочь печали,
Их оглядите преподобия:
Каков у всех умильный взгляд! (4)
Блинов намасленных подобия -
Земных им жаждется услад.

Вероученьем, как лекарством,
Торгуют Церковь с Государством.
Союз бесчестный и позорный,
Источник всяких бед тлетворный.
Все против всех и вся - и что же?
Тут набожность, а там – безбожье (5);
Вздор допотопный, вздор новейший -
Напасть какая станет злейшей?
Что Ханжество, что Лицемерье,
Что совершенное Безверье.
Решил в Египте кто - из казней
Была какая безобразней?
Карлайл и Бенбоу, чьи потомки
Нас кваканьем терзают громким?
Иль саранчи нахальной стая,
Что весь, от края и до края,
Затмив простор, в два счёта, споро
Всё пожирала без разбора?

Здесь обращаюсь я с мольбой
К столпам журнальных обозрений:
Они в наш ум влагают свой,
Они - владыки наших мнений,
И нашей дикой ахинее
Не прочь дарить свои идеи.
Поэты уподобят их
Тем мухам жалящим (6), что маяться
Заставят гусениц лесных,
Когда кладут им в спинки яйца.
От подтасовки всевозможной
Стихи я должен уберечь
(Предмет рискованный - несложно
Опасность на себя навлечь):
Я тори, вигам растолкую
Начистоту и без затей:
Религию - и вот такую -
Я в притче выведу своей.

ПРИТЧА
Монарх - когда-то юный, свежий -
Стал (мы не скажем "стариком":
Так выражаются невежи),
А просто - ci-devant jeune homme.

Покуролесить в высшем свете
Летит стрелой, вздымая прах.
Навстречу золотой карете
Идет достойнейший Монах.

Он кроток, прост и чужд обмана,
Исполнен мира и любви.
Но приглашен - совсем нежданно -
Сесть с венценосцем vis-a-vis.

Монарх - блиставший в маскараде -
Вдруг предлагает чернецу
Переодеться шутки ради:
Мол, капюшон мне твой к лицу.

Не видя ничего худого
В проказе молодого льва,
Монах не возразил ни слова:
Его пленили кружева.

Властитель ринулся тотчас
Скакать безумцем до зари -
Бил стекла, страже вышиб глаз,
Крушил свирепо фонари.

Пока прохожие, чуть живы,
С пробитым лбом, чесали темя,
Гадая, кто ж Монах драчливый, -
Святой отшельник в это время,

Вскружён успехом, упоённый
Роскошным царственным убранством,
Забыв о скромности исконной,
Воинственным проникся чванством.

Надменно клялся - и, бывало,
К чужим тянулся кошелькам.
С уст инока шутя слетало
Не только: "Шли бы вы к чертям".

Житья всему не стало свету,
Хоть вправду выноси святых.
Суд Здравомыслия к ответу
Призвал охальников крутых.

Судили, спорили, рядили
(Какой же без дебатов суд?),
Монарха в Брайдуэлл посадили,
Монаха к братии везут.

Коль вправить им мозги случится -
И посетит их благодать,
И тот, и этот поручиться
Обязаны не выступать.

Монахам: не снимать клобук,
Иначе жди земного ада.
Монархам: отколов кунштюк,
Голов раскалывать не надо.
_____________________________________________

(1) Ames, demi-ames, etc.
(2) Считается, будто саламандра способна гасить огонь
присущими ей холодностью и влажностью.
(3) Известный издатель атеистических сочинений.
(4) Первоначальный вариант:
"Вперед пробраться норовят" - Ред.
(5) Далее опущены следующие строки:
«От спазм и колик фанатизма
Ни скепсис не спасет, ни клизма:
От непрожёванного Разум
Не в силах облегчиться разом». - Ред.
(6) "Большинство представителей семейства наездниковых (например, ихневмоны) помещаются на спине гусеницы и вонзают в неё своё жало,
оставляя в каждой по яйцу". - Голдсмит.

Перевод Сергея Сухарева (1996)

THOMAS MOORE
(1779-1852)

FABLES FOR THE HOLY ALLIANCE
(1823)

CHURCH AND STATE

PROEM
“The moment any religion becomes national, or established, its purity must certainly be lost, because it is then impossible to keep it unconnected with men`s interest; and, if connected, it must inevitably be perverted by them.”
- Soame Jenyns.

Thus did Soame Jenyns – though a Tory,
A Lord of Trade and the plantations –
Feel how Religion`s simple glory
Is slain by State associations.
When Catherine, ere she crush`d the Poles,
Appear`d to be benign Divinity;
Then cut them up in protocols,
Made fractions of their very souls – (1)
All in the name of the bless`d Trinity:
Or when her grandson, Alexander,
That mighty Northern salamander, (2)
Whose very touch, felt all about,
Puts every fire of Freedom out –
When he, too, winds up his Ukases
With God and the Panagia`s praises –
When he, of royal Saints the type,
In holy water dips the sponge,
With which, at one imperial wipe,
He would all human rights expunge,
When Lois (whom as Ling, and eater,
Some name Dix-huit, and some Des huitres),
Calls down “St.Louis` God” to witness
The right, humanity, and fitness
Of sending eighty thousand Solons,
Sages, with muskets and laced coats,
To cram instruction, nolens volens,
Down the poor struggling Spaniards` throats –
I can`t help thinking, (though to Kings
I must, of course, like other men, bow,)
That when a Christian monarch brings
Religion`s name to gloss those things,
Such blasphemy out-Benbows Benbow! (3)

Or – not so far for facts to roam,
Having a few more much nearer home –
When we see Churchmen, who, if ask`d
“Must Ireland`s slaves be tithed, and task`d,
And driven, like Negroes or Croats,
That you may roll in wealth and bliss?’
Look from beneath their shovel hats
With all due pomp, and answer “Yes!”
But then, if question`d, “Shall the brand
Intolerance flings throughout that land –
Shall the fierce strife now taught to grow
Betwixt her palaces and hovels,
Be ever quench`d?” – from the same shovels
Look grandly forth and answer “No~” –
Alas, alas have these a claim
To merciful Religion`s name?
If more you seek, go see a bevy
Of bowing parsons at a levee –
(Choosing your time, when straw`s before
Some apoplectic bishop`s door,)
Then, if thou canst, with life, escape
That rush of lawn, that press of crape,
Just watch their reverences and graces,
As one each smirking suitor frisks, (4)
And say, if those round shining faces
To heaven or earth most turn their disks?

This, this it is – Religion, made,
`Twixt Church and State, a truck, a trade –
This most ill-match`d, unholy Co.,
From whence the ills we witness flow;
The war of many creeds with one –
The extremes of too much faith, and none – (5)
Till, betwixt ancient trash and new,
`Twixt Cant and Blasphemy – the two
Rank ills with which this age is curst –
We can no more tell which is worst,
Than erst could Egypt, when so rich
In various plagues, determine which
She thought most pestilent and vile,
Her frogs, like Benbow and Carlisle,
Croaking their native mud-notes loud,
Or her fat locusts, like a cloud
Of pluralists, obesely lowering,
At once benighting and devouring! –

This – this it is – and here I pray
Those sapient wits of the Reviews,
Who make us poor dull authors say,
Not what we mean, but what they choose;
Who to our most abundant shares
Of nonsense add still more of theirs,
And are to poets just such evils
As caterpillars find those files, (6)
Which, not content to sting like devils,
Lay eggs upon their backs likewise –
To guard against such foul deposits
Of other`s meaning in my rhymes,
(A thing more needful here, because it`s
A subject ticklish in these times) –
I, here, to all such wits make known,
Monthly and Weekly, Whig and Tory,
`Tis this Religion – this alone –
I aim at in the following story: -

FABLE.
When Royalty was young and bold,
Ere, touch`d by Time, he had become –
If `tis n`t civil to say old,
At least, a ci-devant jeune home;

One evening, on some wild pursuit,
Driving along, he chanced to see
Religion, passing by on foot,
And took him in his vis-а-vis.

This said Religion was a Friar,
The humblest and the best of men,
Who ne`er had notion or desire
Of riding in a coach till then.

“I say” – quoth Royalty, who rather
Enjoy`d a masquerading joke –
“I say, suppose, my good old father,
You lend me, for a while, your cloak.”

The Friar consented – little knew
What tricks the youth had in his head,
Besides, was rather tempted too
By a laced coat he got instead.

Away ran Royalty, slap-dash,
Scampering like mad about the town;
Broke windows, shiver`d lamps to smash,
And knocked whole scores of wathchmen down.

While nought could they, whose heads were broke,
Learn of the “why” or the “wherefore”,
Except that `twas Religion`s cloak
The gentleman, who crack`d them, wore.

Meanwhile, the Friar, whose head was turn`d
By the laced coat, grew frisky too;
Look`d big – his former habits spurn`d –
And storm`d about, as great men do:

Dealt much in pompous oaths and curses –
Said “d-mn you” often, or as bad –
Laid claim to other people`s purses –
In short, grew either knave or mad.

As work like this was unbefitting,
And flesh and blood no longer bore it,
The Court of Common Sense, then sitting,
Summon`d the culprits both before it.

Where, after hours in wrangling spent
(As Courts must wrangle to decide well),
Religion to St.Luke`s was sent,
And Royalty pack`d off to Bridewell.

With this proviso – should they be
Restored, in due time, to their senses,
They both must give security,
In future, against such offences –

Religion ne`er to lend his cloak,
Seeing what dreadful work it leads to;
And Royalty to crack his joke –
But not to crack poor people`s heads too.

(1) Ames, demi-ames, etc.
(2) The salamander is supposed to have the power of extinguishing fire by its natural coldness and moisture.
(3) A well-known publisher of irreligious books.
(4) Formerly –
“Smouldering their way on at all risks”. – P.E.
(5) The following lines have been here omitted –
“ The qualms, the fumes of sect and sceptic,
And all that Reason, grown dyspeptic
By swallowing forced or noxious creeds,
Rom downright indigestion breeds”. – P.E.
(6) “The greatest number of the ichneumon tribe are seen setting upon the back of the caterpillar, and darting at different intervals their stings into its body – at every dart they depose an egg.” – Goldsmith.






У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!