Чиновник Двуочёчников скончался (5)

Дата: 22-04-2009 | 00:14:58

XXXIII
«Проситель – глуп, пустоголов:
Нет принцев в наших свинопасах.
Радеет всякий о запасах
Пеньки, да головы орлов
Повсюду рдеют из-за пазух», –
Их, словно ловкий птицелов,
Из гнёзд выманивал Веслов.
То – так, без слов, лукавы взоры
Скосив на ящичек конторы,
То лил слова, что поп – елей.
И – прыти, закусивши трензель:
Не меньше тысячи рублей
Умел истребовать за вензель.

XXXIV
Привит чиновнику недуг –
Всяк пристав зрит себя министром
И между службою и вистом
Проводит с пользою досуг:
На зависть будущим лингвистам
Востроконечное перо
Запустит ловко в bolero;
Закрутит так аляповато,
Что буквица запанибрата
Заспорит с княжеским гербом.
Смелее почерк, твёрже руку,
И скоро – прочим поделом! –
Продашь дороже закорюку!

XXXV
Весловский вензель тем и брал,
Что отдалённо, мало-мальски,
Он походил на генеральский.
И будто даже генерал,
Марьян Альбертович Ковальский,
Ценил, как истинный знаток,
Сей искушённый завиток.
Большая «Веди» означала
Беспрекословное начало.
Конец – терялся в кружевах.
И млел проситель изумленный,
В коллегиальных жерновах
Молясь на вензель вожделенный.

XXXVI
Купца избавив от хлопот,
Скупца – от куцых сбережений,
Чреде ходатайств и прошений
Придав законный оборот
Из недурных соображений:
«Купчина – сущий жидомор.
Не приступом, так на измор
Прищучишь – экой, право, скряжник…»
Иван Аронович в бумажник
Прибрал полученный доход.
И с тем хранящийся с обедни
Превздорный врезал анекдот:
«Каков курьёз! К-хех! Онамедни,

XXXVII
При обстоятельствах таких,
Что сказ до страмоты вульгарен,
Скончался генерал Булгарин –
Владелец дрожек щегольских,
Помещик русский, добрый барин,
Рубаха-парень, хват, вдовец,
Мот, хлебосол и удалец;
Двух дочерей отец-кормилец.
Да-с, милосьдарь, однофамилец
Издателю «Пчелы». И чёрт
Их перепутал бы, да ноне
Того уж нет, что сам-четвёрт
С купцами игрывал в «Дононе»

XXXVIII
В бостон и банк. Матёр, хитёр,
Лужён картёжный заводила.
Партнёр потрафил – пофартило:
Загнул трефовую понтёр,
Приличный куш сорвал кутила –
Пять тысяч лёгкою рукой –
В последний вечер, роковой.
В бокал клико текло рекою!
Покойник не желал покою,
Всё угостил двойным. На том
Откланялся и, право слово,
Куда спешил? В доходный дом,
В Мещанскую!» – несло Веслова,

XXXIX
И пот струился по челу, –
«…Бо мёртвые не имут страму.
Не то попал бы в эпиграмму,
Во всюду сущую «Пчелу»!
Истребовал Булгарин… даму,
Да «Поживей!», да «Половчей!»
– Ну?! – Взвыл коллежский казначей,
Известный зрителю Липович…
Икнул и обмер Павел Львович,
Вдохнул с часами в унисон
И тихо выдохнул, с присвистом:
В час адмиральский снился сон –
Жил пристав. Мнил себя министром,

XL
Хоть был уже преклонных лет,
Жил за заставою Московской,
Носил фамилию Жуковский,
И сам был вылитый поэт –
Одной повадкой стариковской:
Пером устроить pas d'action.
Лишь вышедши на пансион,
И дрожки выручив, и пару,
И с тем пять тысяч гонорару,
Сию же ночь предал перу
Жуковский сажень комбинаций
Искусной визы; и к утру
Почил над стопкой ассигнаций –

XLI
Таков был сон. Ушей, очей
Предчувствия не обманули:
Веслов вскочил, не преминули
Коллеги тож, и книгочей
Заёрзал на скрипучем стуле.
«…Несолоно хлебнув, домой
Поворотил боярин мой;
Велев приказчику повысечь
Дворовых, выложил пять тысяч
Пред взоры мутные; взашей
Лакея: «Прочь, чернобородый!» –
Он ко свету, как царь Кащей,
Уж смежил очи над колодой».

Саша, как так складно у Вас полчается?! А мы, читатели, кому интересно прогуляться по старой жизни, делаем это увлеченно, да и проектируя кое-что на сегодяшний день. Технически сделано безупречно, учитывая то, что лексическй фон соответствует тому времени. вот например:
"Весловский вензель тем и брал,
Что отдалённо, мало-мальски,
Он походил на генеральский.
И будто даже генерал,
Марьян Альбертович Ковальский,
Ценил, как истинный знаток,
Сей искушённый завиток.
Большая «Веди» означала
Беспрекословное начало.
Конец – терялся в кружевах.
И млел проситель изумленный,
В коллегиальных жерновах
Молясь на вензель вожделенный" - !!!


Успехов!

Геннадий

Саша! Отлично!И как утебя сил хватает на такую огромную поэму


Твой Леонид

Саша, отлично! Дух эпохи передан безупречно! Спасибо! С восхищением, Ваша я

Александр!
И эту часть я прочла с удовольствием, хотя и кажется, что интрига замедлила свой ход. Но допускаю, что это "замирание" перед какими-то событиями.
Вы уже "раскрыли тайну", где Вы черпаете информацию, но я не перестаю удивляться Вашему вживлению в эпоху , в повседневное существование чиновников, в стиль и умонастроение этого сословья.

Пара замечаний, нисколько не снижающих для меня уровня поэмы :
1.Каллиграфия (талант чиновника, умеющего красиво и витиевато выводить буквы) не имеет отношения к лингвистике - науке о языке.
2."Онамедни" и "страм" - не просто просторечье, а взяты из очень захолустного просторечья. Вы именно этого хотели, вкладывая эти слова в уста чиновника?
Хоть формы "Кащей" и "Кощей" были и есть на равных, но Кощей лучше передаёт ассоциации Кощея с "костью", рождённые в народном поэтическом сознании.

Спасибо за новую порцию, жду продолжения
А.М.

Вынашиваете ли вы ещё планы в отношении "Анчара"?

Саша, хотел было придраться к немецкому отчеству генерала поляка, но поисковик выдал историческую личность -
Марьян Альбертович Ковальский(статский генерал, полагаю).
Вы молодец, 10!
Но что же дальше?

Саша,
странные чувства испытываешь, читая живой текст XIX века на экране компа. Хочется напечать его, трогать руками и удивляться поэтической лёгкости, точности и достоверности. Вот так и сделаю...
Твой В.М.
PS Так и сделал, 4 страницы вместе Геной Семенченко.:)
Совсем другое дело!