о жизни

Дата: 15-04-2009 | 21:44:50

Молитва

От Оки и до Укаяли
от Пилата и до замполита
тьмой слепою в сердцах залитым
даруй, Господи,
покаянье!

Вступление в сборник «Соната для бессонницы и дождя»

В подъездах памяти
открылась дверца –
я вижу коммунальный коридор…
А в детстве у меня имелось сердце,
а после – только «пламенный мотор»!

В век реализма, карате и плазмы,
когда, как порох, выгорает день,
я разуму учился у маразма
от Сущего избавленных идей!

Мне сто путей легло и бездорожий.
И зазывалы выстроились в ряд.
И выбрал я, который подороже,
забыв, что слишком скромен мой наряд.

Я застревал на перекрёстке каждом.
И, с верою, что всё мне по плечу,
искал я счастья, удовольствий жаждал,
И падал, а казалось мне – лечу!

Встречал таких же, как и я – «летящих».
И самообольщения елей
слепил глаза, средь мишуры блестящей.
И вместе было падать веселей!

Боль не страшна, пока ты свеж и молод.
Но, постепенно, дар всё новых ран,
нам разжигал нутро духовный голод;
а мы всё шли «на Вы», да на таран.

И вот во мне, отпетом атеисте,
воюющим с Законом и Судьбой,
как эхо бурь, возникла жажда истин,
и в грудь вошла снедающая боль.

И хоть литою бронзой было тело,
и заживлён был каждый мой ушиб.
внутри, всё чаще и сильней болело –
там, где у атеиста нет души!

И доктора мои смотрели грозно.
И обвиняли: «Ты вполне здоров»!
И понял я, и верю, что не поздно
Тягчайшую ошибку докторов…

А век, об этом ничего не зная,
всё ту же ересь гордо изрыгал…
Душа моя! Заблудшая! Больная!
Как долго я тобой пренебрегал!
8/XI-88г.

о жизни

Я был послушником материи,
любимцем мук, изгоем благ;
но, необузданный потерями,
нёс оптимизма красный флаг.

Я целил в центры нападения,
горел огнём земной любви.
Да были взлёты. Но падения —
их было больше — се ля ви!

Я не искал особой выгоды,
а страсть вгоняла душу в дрожь.
Я из ошибок делал выводы,
но не менялся ни на грош.

И вот одним ненастным вечером
я остановлен был судьбой.
Но расплатиться было нечем мне,
И я решил – рассудит бой.

И окружила сила грозная.
И я был начисто разбит.
И наступила ночь беззвёздная.
И я слетел со всех орбит.

И прожил я бессменной мгле года
рабом отчаянья и сна.
Казалось – дальше падать некуда,
а оказалось – нету дна!

И вот тогда пришло сознание,
что из-под ног ушла земля.
И я склонился в покаянии,
Судью о милости моля.

Я жил, гордясь и лицемеруя,
духовный горб всю жизнь растил.
И всё же я молюсь,
и верую,
что Мой Господь
меня простил.
24/V-95 г.

Тема: Re: о жизни Аркадий Попов

Автор Юрий Арустамов

Дата: 16-04-2009 | 21:08:05

Аркадий, а разве нельзя "лицемеруя" заменить на обычное, но вполне поэтичное "лицемеря", срифмовав его с "верю" или "веря" - вариантов много? :)