Ясень снега осыпает...

Дата: 17-02-2009 | 18:02:53

Первый снег



В осенней хляби, в снежной ли стране,
со смыслом, понапрасну ли - но сгину...
О том и семь зеркал звенят во сне
осколками, семью вестями в спину.

Ведь ты туда, где шрамы ранних крыл,
лопатки, след от прежних махов властных,
от всей души признанье мне всадил,
брат-землекоп, подаренный мне наспех.

Но Бог простит тебя, меня, всех тех,
что на Него так явно не похожи.
А в зеркале фамильном брезжит смех:
я - мальчик, на ботинках первый снег,
и мама трёт с улыбкой пол в прихожей...





Инет



Внизу столовка, где то свадьба, то поминки,
а вверх по лестнице - контора с интернетом.
Двумя пролётами взберёшься под сурдинку,
с осколком в рёбрах и с блокнотом-амулетом.
В упор стреляя, по ошибке не добили.
Долбишь по клавишам, - с прорехой в перикарде, -
почти не помня ни про Ирода в мобиле,
ни про злодейство вкупе с гением - в чип-карте…

Чадит харчевня в арендованной общаге
на штрассе Пушкина, на улице Немецкой.
Темнеет вечер, тяжелеет снег в овраге,
и дремлет Муромец в былине молодецкой.
Но вверх по лестнице - фонарик интернета,
где вновь не глядя набираешь имя сайта.
То фон-шипение, то вдруг: тепло ответа -
живой янтарь, родной зрачок овчарки Найды!





Пейзаж



Ветер скрипит морозный,
стало быть, неба ветрило
тянет дубовую сушу,
осенью давшую течь...
Ясень снега осыпает
сипло и сиво. - Сивилла...
Точь ли, не в точь - не скажешь,
но шёпоты - речь в речь.


Снега молочную пенку,
льда синеватое масло
стал запивать я стужей,
а пел ведь "люли-июль"...
Веки коры шершавы,
а летнее "глянь!" погасло
на склоне, где целовалась
палевых пара косуль...


Улице - что ж на завтрак,
граду, а так же миру?
В мусорном баке дворняга -
взора торчащий гвоздь.
Пара бродяг подходит,
пришлых, косых, с Альтаира.
Скрежет зубов собачьих -
здравствуй, астральный гость!






Колыбельная



Сладкий Хулио в свежем бронзаже, в загаре Иглезиас
закрывает глаза, не кончая, поёт про амор.
В холодильнике - вакуум. Мышь психанула, повесилась.
На стекле ледовитом ветвится январский узор.
В ледниках - и гора Арарат. И ковчег не отыщется.
Азнавур подвывает - про свой, про парижский, лямур.
Жизнь стращает счетами, бедовая баба-обидчица.
По сусекам скребётся мороз - людоед, самодур.

По сараям - чувалы со скарбом, со скорбною рухлядью.
По обочинам - сёла. Промежду сугробов - кресты.
Олигарховы сны громоздятся награбленной утварью.
Спит неправедный суд.
Засыпай, мой хороший, и ты!
Сладкий Хулио входит в контакт с шоколадной Кончитою.
Педро Гомес протёр справедливой навахи клинок.
Синий спирт сериала над ночью плывёт ледовитою.
Будет день мудреней.
Засыпай, поскорей, мой сынок!

Сергей, за первое ставлю жирную десятку!

Геннадий

Замечательные стихи,Сергей! "я - мальчик, на ботинках первый снег, и мама трёт с улыбкой пол в прихожей... " Перекликается с моим последним.