Петербургское и чеховское

Дата: 16-02-2009 | 13:54:36

Здесь пришлый я, здесь вечер желт и желчен,
с усталым, воскового цвета ликом,
в слепых дворах, как в раковинах жемчуг,
как на погостах сонных землянику,
взрастило время свой туманный город,
в котором не сыскать покоя ветру.
Здесь первый встречный мне без разговора,
в глаза взглянув, протянет сигарету,
и мы закурим, ёжась от прохлады,
смешав два едких дыма ожиданья,
и зыбкой болью тронет анфилады
заброшенных дворов, щербатых зданий.
И я пойму, я вспомню, что не вовсе,
не вовсе чужд был этой, из-под спуда
сквозящей боли. Сыворотку вёсен,
ночей животворящие простуды,
по вдоху, по глотку цежу, по капле,
заслушавшись дождя глухою гаммой,
и, видит Бог, один бы и заплакал…
конечно же, от дыма… хоть богами,
ручаться, знаю – гибельное дело,
но в этой нервной музыке есть что-то,
что даже нашим слухом неумелым
расслышать можно... Чуткое болото
качнется под мощеным переулком,
ведя меня по выступившей жиже,
туда, где всадник, спетый медью гулкой
взнуздал коня, и я тогда увижу,
как на Сенатской, погруженной в глянец
непрочного небесного нефрита,
кругами бродит хмурый итальянец,
ворча на грубость камня: "нон-финито"…
И снова дождь, и музыка, и что-то
в ней чуждое мишурным переменам,
и вновь вода слой свежей позолоты
смывает напрочь, чтоб дышалось стенам…



***

Говорю вам – нет бога, кроме сомнения…
Вот перед вами и плод, и прожорливый червь его.
Но становится легче, когда убываешь до семени,
возрастая до осени неимоверно чеховской.
Живешь в ней теперь, подробно её читаешь,
и всегда с какой-то случайно раскрытой страницы,
но свет ускользает, и с ним не дано сродниться,
и берег усеян в сумерках пеплом чаек…
И где-то рядом ангел, девочка на качелях:
останавливается сердце – то ввысь, то вниз…
И каждый миг, как из времени исключение,
и боишься за девочку, кричишь ей: «остановись
мгновение», и чувствуешь, что не Фауст,
и что сущность мира в отсутствии чувства меры…
В тригоринских башмаках за химерой веры
в пивную спешить – вот всё, что тебе осталось.

Дорогой Олег!
Почему вы так быстро сняли предудкщее стихотворение? У меня почти всегда разрыв во времени между чтением и написанием отзыва (по разным причинам). Только я собралась откликнуться, как стихотворение исчезло. Вот и сейчас я пишу не отзыв на открытое предо мною Ваше стихотворение, это я сделаю чуть позже, а жалуюсь на исчезновение предыдущего.
С уважением
А.М.
У ВАс - ночь, у нас - вечер (20ч. 15 м.), наконец день успокоился и я могу написать о своих впечатлениях.
В своё время я пережила притяжение Петербурга. Оно было долгим и сильным. И, хоть мой Петербург был несколько не таким, я,как Вы, его"цедила по глотку, по капле". Мне нравится Ваш Петербург : он не традиционен, но подлинен.
Вы заново открыли город, и спасибо за это открытие.
Второе стихотворение - о моём любимом писателе. Поэтому я вчитывалась в него ещё внимательнее, чем в стихи, посвящённые любимому городу.
Олег, давно ли вы перечитывали рассказ Чехова "Архиерей"?
Один из последних его рассказов. Если давно, перечитайте, пожалуйста. Я бы хотела вернуться к Вашему стихотворению после того, как Вы обновите в памяти содержание этого рассказа.(Хотя "башмаки Тригорина", в которых можно пойти в кабак в поисках "химеры веры" - это пребудет навсегда со мной.)
Извините, пожалуйста, за столь необычное предложение, но потом Вы поймёте, почему я попросила об этом.
А.М.С.

Я очень люблю первый, и его чуткое болото, и дышащие стены, и едкий дым ожиданья, и из-под спуда сквозящую боль, и эта музыка, которая пронизывает всё и вся и всё-таки НАД... Но "Чеховское" - это чудо, Олеж. Вот сколько его не перечитываю, со всеми твоими правками, изменениями, возвратами к прежним вариантам, - неимоверный стих и совершенно не перекладываемый ни в какой мере на язык прозы, с такой многомерностью планов, что в нем можно жить.

Твоя Мила

Как хочется вечно бродить в этих чеховских строчках
И бога сомнений при том не тревожить без цели,
Боясь бесконечность прервать неожиданной точкой,
Ведь девочка-ангел взлетела на шатких качелях...

Спасибо, родной. Олежка, как проникновенно ты написал!
С любовью, твоя я

Олеже, первое стихотворение, за которое я поставил 10, меня просто заворожило. Его нужно читать и читать, проникая все глубже в психологические пласты за "ветром, которому не сыскать покоя"(немного перефразировал), за случайным встречным, предложившим сигарету, и многим другим, живым и беспокоящим. А второе стихотворение не производит такого оглушительного впечатления, может, из-за некоторой книжности. Хотя вот эта строчка глубока, и я ее запомнил: "Вот перед вами и плод, и прожорливый червь его".

Твой Геннадий

И снова дождь, и музыка, и что-то
в ней чуждое мишурным переменам,
и вновь вода слой свежей позолоты
смывает напрочь, чтоб дышалось стенам -

так и стихи твои, дорогой Олеже, - дождь и музыка, и дыхание стен и всего сущего - через твоё собственное неповторимое дыхание.

Большое тебе спасибо за твою музыку!