Пробуждение

Дата: 11-02-2009 | 19:42:56

(Из цикла мои современники)

Жизнь,
как сон.
Сон, как жизнь
Иов я –
Это странное имя
во сне
мне предъявлено Богом.
Был царём, стал я нищим.
Был мощным, стал еле убогим.

Был я чист, как огонь.
Эту жизнь разделил я с пороком.
Может быть оттого,
что родился ослепшим пророком!

Жил, не помня лица,
никакого не чувствуя рода...
Что есть жизнь без Отца? –
Неживая,
пустая порода!

Дорогая Земля! –
Твои пашни из крови и пепла!
Не с того ли семья
человека
в утробе ослепла?!

Он кричит:
«Вечный бой!»,
сокрушая и город, и лозы.
Не дожди над Тобой –
это Вечности горькие слёзы!

Он не помнит родни,
хоть твердит, что иному
товарищ.
И не небо над ним –
дым от прежних и новых пожарищ!

Он торгует свинцом –
Девять грамм предоставит любому.
И отходит с лицом,
не познавшим поста и любови.

Недалёкий корсар,
начиная лишь с чёрного хода,
на таких же, как сам,
он ночами идёт на охоту!

В нем порывы мелки.
И как дряхлый душой чернокнижник
всё он ставит силки –
безразлично на дальних и ближних.

То возносит дворцы,
то лачуги убогие ищет;
жадно метя в творцы,
с каждым «чудом» всё более нищий!

Что ни злак – то сорняк. –
Не накормишь остылые рты им,
защищая, как зрак,
небоскребы и стелы гордыни.

То ли тля, то ли Царь?! –
Вздорны цели и цены жестоки!
Но не вспомнить лица,
если взор не вернется в Истоки.

Как непонятый знак
над обыденным скрещенных радуг
в кем-то прерванных снах
позабытая грезится радость.

Он отвыкнет на миг
от вчера, в вечереющем поле
и привидится Лик,
и душа побелеет от боли!

Но дела и опять,
в опаляющем бешеном ралли,
догонять, обгонять,
точно жизнь от рожденья украли!

То лежит, то бежит
средь причалов, печали, полиций,
полуправды и лжи,
примеряя случайные лица.

Ни кино, ни вино,
ни заумная мина Декарта –
Жизнь, как стол в казино,
где у всех передёрнута карта!

И не вспомнит никто –
от Кого и зачем, и куда мы?! –
Всё не то и не то
от Бентама и до Гаутамы!

Как измученный Лир,
как бурлак после знойного лета,
Так волочится мир
по руинам забвенного Света.

Не лица, не венца –
даже песнь его – рана сквозная!
Кто не знает Отца
тот себя никогда
не узнает!
5/12-85 г.

"Дорогая Земля! –
Твои пашни из крови и пепла!
Не с того ли семья
человека
в утробе ослепла?!" -

перетряхивает до оснований.
85-й год, мой Памирский, твой Алтайский?
Я бы подсократила, убрав несколько строф, и пусть прозвучит именно это.

ps. Ура! Отобрала то же, что и ты!!! Ставь лису вместо браузера с осечками, и почта заработает.