Аутодафе

Молись, несчастный иудей:
Быть может, Бог тебя услышит.
Не жди пощады от людей,
Их разум совесть не колышет.

Здесь нет ни жалости, ни прав,
Здесь торжествуют изуверы,
Тебя ограбив, растоптав,
Взметнув кострами "дело веры".

И ты умрёшь под мерзкий ор,
Сквозь пламя дымное невидим,
В костре на площади Майор,
Что в Саламанке, что в Мадриде.

Шма Исраэль, - взлетят слова,
Слова прощанья, крик из пекла,
Пожухнет свежая трава
От человеческого пепла,

И, жизни вехи вороша,
Ты примешь смерть на месте лобном,
И, суд неправедный верша,
Тебя не выручит ни Лондон,
Ни Конотоп, ни Кинешма.
Шма...

Миша, очень сильные стихи. Но почему такой пессемизм?! Может, всё ещё не так плохо...
Кинешма... Шма...

"Шма Исраэль" (Слушай, Израиль!) начальные слова молитвы, занимающей в иудейской духовной жизни центральное место. Это - первая молитва ребёнка, это - последние слова, которые произносит умирающий.

Главные площади испанских городов слышали эту молитву десятки тысяч раз...

Миша, дорогой, порадовал ты меня сегодня. Мощнейшие стихи. Это совсем другое качество твоей поэзии.

Геннадий

Это вам Хрюклик, а не хухры-мухры!
Присоединяюсь к восторженным отзывам!
Меня колышет...
твой Витя

Миша, пронзительные строки! Спасибо! Самого доброго. Ваша я

Сильное стихо с очень впечатляющей концовкой. Модный, но расплывчатый, термин "смыслорифма" здесь очень даже уместен. И как прекрасно иметьтакую опору в самый ужасный час!