Чиновник Двуочёчников скончался (4)

Дата: 04-01-2009 | 03:10:49

XXV
Испив пустого кипятку,
Пал Львович вмял (не для издательств)
Пяток нечаянных ругательств
В четырестопную строку
(Словцо не терпит отлагательств,
Когда язык обволокло,
Хоть дуй в сердцах на молоко!)
И канул в омуте ходатайств
Из тома тайных соглядатайств:
«Тому десятая верста
От Белой. Блок, помещик. Статский.
Ревизских душ, числом полста,
Сокрыл из яблонецкой сказки»1.


XXVI
«Смотритель Сомов Валерьян
Со станционной мызы Выра
Гостей обкрадывал, проныра,
Впрягал непоеных крестьян
И в чистой горнице трактира
Поил сивухой, прохиндей,
Чернобородых лошадей!»2
«Фельдъегерь Порховского тракта
Фаддей Плесков, каков дурак-то! –
С кульерским Яшкой-ямщиком
Затеяв гнать без подорожной,
Бил Валерьяна канчуком!» –

Том болтовни пустопорожней.

XXVII
«Не всё то впрок, что дармово.
Приняв имение близ Луги
(От покровителя супруги),
Иван Никитич Дурново,
Оставив скорбные потуги
Придать укладу новизну,
Заклал в сохранную казну
Дом по-над заводью, два луга,
Дворовых с утварью – до струга.
Парк листвяной – по деревцу,
И всё, в чём отчая природа,
Спустил литовскому дельцу
Для лесопильного завода»3.


XXVIII
Под ворсом воровских одежд
Доносчиков от фарисейства,
Под носом льстивого лакейства,
На берег речки Оредеж
Шмыгнуло детство! Эко действо!
Худая память – калита
Скитальца!.. Церковь! Коли та,
Что с голубыми куполами
И деревянными полами,
И длинной розовой полой,
За нею – праздничные домы!
Картуз долой! и век долой!
Там вётлы – влёт, и жухнут жомы!

XXIX
Павлуши малого покой –
Миротворящая светлица!
(Молись, проси, а всё не снится).
Крести́тся пухлою рукой
Дитя! На кой ему столица
В её гранитной правоте?
С дырой на centre de gravité 4
Штаны коллежского мундира?
Нужна ль столичная квартира,
Когда она темней, тесней
И холодней жандармской будки?
Когда под Богом нет честней
Голубоокой незабудки!

XXX
Внемли симфонии реки,
Июля песне беззаветной!
Журчанью нивы заповедной
Осанну пылкую реки,
Мой присный отрок!.. Павлик бледный,
Коллежский скисший секретарь,
Повороти-ка календарь
На день далёкий, в сказ изустный,
Беги без устали, безусый,
В душистый август!.. Грёзы сквозь
Прибилось головокруженье –
Над вязью кляуз вкривь и вкось
Разверзлась кладезь Наложенья.

XXXI
Действительный и проч., и проч.
Советник Хлюстов – слово в слово:
«Подать фельдъегеря Плескова
Коллегии Казённых Почт!»
«Изъяв из ведомства Морского,
Дурного
(впрочем, status quo,
Исправлено на «Дурново»)
Назначить в ведомство другое,
К чертям собачьим, в Бологое!»

Чиновник, обмакнув перо,
Кропал: «Исполнено сей датой-с!»
И Исполинское нутро
Съедало-с книгу соглядатайств.

XXXII
Ещё июльский часослов
Над Павлом Львовичем качался,
Когда обедни час кончался,
С бульвара пятился Веслов
И важно службе поручался:
Прилежно брался за перо
И хлопал крышкою бюро,
И кашлял так по-деловому,
Что посетителю любому
Казалось крайне не с руки
Испрашивать протектораций.
Тут появлялись кошельки
Не без солидных ассигнаций.

________________

1 Предки А.А. Блока (дядя поэта – П.Л. Блок) владели некогда 71 десятиною в деревне Бровск, близ станции Белая Варшавской ж.д. Яблонецкой волости Лужского уезда Петербургской губернии. В том же «Лугском» уезде жили и помещики Черкасовы, возможно, родственники прадеда А.А. Блока – А.Л. Черкасова, гражданского губернатора Пскова в 1845-56 гг. В начале XX века ст. Белую объединили с дер. Струги в Струги-Белые, а в 1919 году селение переименовали в Струги-Красные. Ныне дер. Бровск и дер. Яблонец состоят в Струго-Красненском районе Псковской области. «Ревизские сказки» – именные списки населения Российской империи.

2 На станции Выра, третьей станции от Петербурга на бывшем Порховском тракте, следующей за Софией и Гатчиной (ныне – шоссе Санкт-Петербург – Киев, проходящее через Лугу, Псков и Пушкинские Горы), на самом деле никакого трактира не было, а был лишь станционный дом с гостевою «чистой половиной». По наименованию станции получил свою фамилию персонаж пушкинских «Повестей Белкина» Самсон Вырин. В 1972 году в деревне Выра отреставрированы сохранившиеся станционные постройки, установлен полосатый верстовой столб и устроен музей литературного персонажа – «Дом станционного смотрителя», близ которого стоит трактир «У Самсона Вырина». Фамилия фельдъегеря образована от старинного названия Пскова - Плесков.

3 Автором воспроизведена в вымышленных лицах реальная история усадьбы села Рождествено, отстоящего на две версты от станции Выра по направлению к Луге на реке Оредеж. Первым владельцем усадебного дома был Н. Е. Ефремов, надворный советник, правитель канцелярии графа А.А. Безбородко. Он был женат на балерине Эрмитажного театра О.Д. Каратыгиной, бывшей графу любовницею, за что и пожаловал граф дом в Рождествено своему секретарю. По смерти Ефремова, наследники его пустили имение по ветру, заложив Петербургской сохранной казне. После некоторых перипетий дом прикупил рижский купец первой гильдии К.Я. Буш, владелец местного лесопильного завода. Впоследствии усадьбой владели родственники В.В. Набокова – Рукавишниковы, и в частности, дядя писателя – В.И. Рукавишников. Здесь проходило детство В.В. Набокова. Последним владельцем усадьбы с 1916 по 1917 гг., согласно дядиному завещанию, был сам В.В. Набоков. Соседняя Вырская мыза (петербургское слово, означающее загородную дачу) принадлежала О.Н. Рукавишниковой ещё в бытность в Рождествено Буша. «Мать ехала с отцом со станции Сиверской, а мы, дети, выехали им навстречу; и вспоминая именно этот день, я с праздничной ясностью восстанавливаю родной, как собственное кровообращение, путь из нашей Выры в село Рождествено, по ту сторону Оредежи(…)». В.В. Набоков, «Другие берега».

4 франц.: центр тяжести

Дорогой Саша!
Удивительные по слову и слогу стихи!
Твой экскурс в анналы позапрошлого века - потрясающий, впечатление такое, что, читая, возвращаешься в другие времена.
Спасибо тебе за талант и труд!
С днём Рождения тебя!
Твой В.М.

Какой хороший русский язык, словно не было девятнадцатого года с его реформами! ЗдОрово!

Саша, я еще раз поздравляю с днем рождения и с публикацией следующей части поэмы. Мне показалось, что эта часть наиболее удачна по гармонизации поэтического слова. Читая ее, легко вживаться в тот мир. А еще ужасно интересно в смысле познания. Спасибо!

Геннадий

Саша, поздравляю с Днем рождения и с публикацией этой части поэмы. Самого доброго. Ваша я

Александр!
Полное перевоплощение в повествоватателя - человека 19-го столетия. Я представляю, с каким удовольствием Вы роетесь в архивах, если большую толику этого удовольствия сообщаете своему повествованию.
Замечательно строится интрига : неспешное повествование только усиливает любопытство к Двуочёчникову, даже к такой детали, как пустой чай или "дела давно забытых дней, преданья старины глубокой". А ведь интересно!
Позвольте три замечания.
Слово "в сердцах" пишется раздельно. Списать его на "безграмотность" чиновника нельзя : оно в слове повествователя.
"Из тома тайных соглядатайств" - в род. пад. окончание -а. Я понимаю происхождение этой ошибки : получалась внутренняя рифма "из тому - истому". Но она останется, если написать правильное окончание Оба замечания к строфе 25-йё
В строфе 29 -й у вас "пустопорожной", между тем у этого прилагательного в начальной форме мягкий вариант окончания : пустопорожнИй, значит, в косвенных падежах - пустопорожнЕго..
Эти замечания ничуть не отражаются на уровне повествования и моего отношения к поэме.
А.М.С.