Кенгуренок в сердечной сумке

Дата: 23-12-2008 | 13:34:25

* * * *

В каком парижском пепельном году,
о чем пищали устрицы на ужин?
Лувр сделал свое дело. Помпиду
оголубел, и должен быть разрушен.

Ходили друг у друга в двойниках,
впадали в сумасбродство и немилость,
в прокисший сидр, и др., и др. - никак
сожженное такси не заводилось.

Тогда в Париже бастовали все:
полиция, студенты, адвокаты,
диспетчеры на взлетной полосе,
и облака - сплошные баррикады.

Волненья стихли, и опять рокфор
на rue Madame воняет превосходно,
И только Бог - бастует до сих пор,
но, видимо, так Господу угодно.


ГОД ЗМЕИ

Маслянисто мерцает секлярус,
дремлют спицы, пронзая клубок,
дрыхнет в спальном мешке - Санта Клаус
с четвертинкой вина, полубог.

Мандарины - змеиные дети,
время сбрасывать вам кожуру,
кувыркаться, прокусывать сети,
выползать из авосек в нору.

Время - брызгать оранжевым ядом
и бенгальский рассеивать дым.
Поздравляю тебя с новым гадом,
с мандариновым гадом моим!


* * * *

Это люди особой породы,
это люди особой судьбы:
на подмостках - сезон Квазимоды,
замурованы крылья в горбы.

Спотыкаясь в невидимых латах
под дождем из одних запятых,
это время, когда бесноватых -
тяжело отличить от святых,

И мутит от церковной попойки,
там, где смешана с кровью кутья,
это время бессмысленной кройки,
и уже не дождаться шитья.

Вдохновенье в неровную строчку
и любовь в шутовских ярлыках -
вот и режут ее по кусочку
и уносят в своих рюкзаках.



* * * *

Сколько еще будут дрессировать
сердце мое цитрусовые майданы?
«ЦУМ» заходит за разум, в отделе «Ручная кладь»
продаются дикие сумки и чемоданы.

Там, там-там, живет кенгуренок один,
его изредка могут увидеть дети и старики,
поэтому, он обожает валокордин,
леденцы от кашля и прочие пустяки.

Дважды в одну и ту же сумку не ляжет спать,
иногда боксирует с собственной тенью.
Откуда он взялся? Этого лучше не знать,
сердце мое, - по твоему хотенью.

Так ли надобно ведать, откуда источник наш?,
мы обтянуты скверной кожей - видать, спросонок.
К Рождеству обещан сезон прощаний и распродаж,
и в сердечной сумке плачет мой кенгуренок.

Александр!
Мне оказались очень близки Ваши стихи : в них причудливым образом оказались совмещены темы моих последних стихов (Париж, зверята и кенгурёнок в материнской сумке, а в сердечной - птица). У меня темы не совпадают по времени, у ВАс - совмещены и остроумно и парадоксально оказываются родственными друг другу.
Иронично о важном , парадоксально о непересекающемся, да так, чтобы пересеклись, - это очень впечатляет.
Спасибо!
А.М.С.

Саня, превосходно! Еще в прошлый раз обратила внимание на новые нотки: неспешность, мудрость, досказанность. И мне они по душе. Спасибо. С любовью, я