Чиновник Двуочёчников скончался (2)

Дата: 06-12-2008 | 01:50:29

IX
Грозны казённые дома,
Тихи зелёны коридоры,
Темны присутственные норы,
Грузны аршинные тома,
Тесны архивные каморы.
Почиют прахи во гробах –
На полках шкапов, в коробах –
Пуды ничьих энциклопедий.
Мышам архивным на год снеди,
А нам в три века не объять
Полков на «Аз», эскадры «Веди»,
Редута «I», дружины «Ять»,
Которой нет уж и на свете.

X
Дежурный «Невский альманах»,
Откуда модами, страстями,
Столицей правил с волостями
Литературный Мономах –
На стеллажах с «Ведомостями»,
А под плитой «Ведомостей»
Тузы и крёзы всех мастей,
Разрядов, ведомств, иерархий;
Бытописания монархий;
Очищены печной золы
Журналы бурс и семинарий;
В обёртках «Северной пчелы»
Доносы тайных канцелярий

XI
Лежат за давностию лет.
Бог весть, какие мизантропы
Среди надгробий торят тропы,
А извлекли на божий свет
Из гроба с «Вестником Европы»
Изрядно выцветший листок –
О прошлом квартале «Свисток»:
«Знамёна армии Барклая!..»
Не то… «Веленьем Николая…»
Опять не то. А вот, отсель:
«…Отлично служит и поныне
Наш Двуочёчников, П. Л.
В Большой Морской, в таком-то чине…»


XII
Пал Львович, строго говоря,
Сколь ни питал к чинам влеченья,
Не получил их попеченья.
«…На должности секретаря,
Означенной «без порученья»,
Во все урочные часы».

И ниже, в четверть полосы,
«Свисток» печатал панегирик.
Редактор – уж искусный лирик! –
Сварганил живо, будь здоров,
Словес заумные завалы.
Чихвостить бы редакторов:
Глупцы, льстецы и честохвалы!

XIII
Газетчик в наше время – раб
Скупой риторики печатной.
Чуть цензор: «Цап!» – на двор попятный,
И нате: новый дифирамб,
Такой же стройный и опрятный,
Что пробуждается тоска.
Ату редактора «Свистка»!
Тут я помыкаюсь в сторонке,
Простите: сам – при газетёнке.
Нет-нет, с меня велик ли прок?
Почто досталось против шерсти?
Пишу в неделю сорок строк
В отдел «Губернских происшествий».

XIV
Редактор! Скорбен твой удел…
«Пал Львович (лёгок на помине!)
В Большой Морской, посередине,
Меж двух Коллегий Важных Дел,
Отлично служит и поныне,
С осьми,
(высвобождаясь к трём),
В присутствиях секретарём.
И не сыскать, пусть путь неблизкой,
Во всей империи Российской
От Запада и на Восток,
В Европе нынешней иль прежней

(В том поручается «Свисток»)
Секретаря куда прилежней.

XV
(Павлуши нашего честней).
В Буэнос-Айресе и Ницце…
Но полно-те о загранице!

(Позвольте, судари: чёрт с ней!)
Жив в нашей Северной столице –
Не скупердяй, не мещанин –
Благопристойный Гражданин!

(Не бос, но прост, без выкрутасов).
Напрасно Николай Некрасов
Предвосхищал гражданский гнев:
«Дрожи! Не можно быть поэтом!»
Вот Павел Львович – светский лев
И скромный малый
(и с приветом).

XVI
Всем миром возблагодарим
Засим чиновника простого.

(Прорек: «Блаженный, право слово!»
О нём владыка Питирим).
Господ Липовича, Веслова…
(Сих супротив чернильный «прим.»)
Благодарим, благодарим!
Столоначальнцкое братство
Сулит губернское богатство!
Мечтали бы Москва и Мценск
Иметь такие поступленья».

(Здесь крепость цензорская: «В ценз.
Редактор – в Третье отделенье»).

Александр!
Рада встрече с Двуочёчниковым - Вы настолько перевоплотились в современника своего героя и повествователя его судьбы, что и сам герой "ожил" и скоро заживёт своей, отдельной от автора жизнью.
Замечательно воспроизведена атмосфера того времени, в особенности журнальная, газетная и "альманашная" жизнь. Поражаюсь Вашему знанию истории и литературы.
С нетерпением жду, когда же Двуочёчников начнёт "действовать" в меру отпущенных ему талантов.
несколько несущественных замечаний.
Образованное Вами или услышанное в том времени слово "не надь", наверное, следует писать, как у меня, поскольку это глагол. (строфа Х111)
У вас сказано : "что с той паршивицы в прок шерсти ..." ( как-то трудновато читается). не лучше ли : "что с той паршивицы клок шерсти ..."? (строфа Х111)
В строфе ХV1 у Вас "прорёк", но, если Вы свой язык уподобили языку 19-го в., то лучше : "прорек".
С уважением
Ася Сапир

Саша, хочу отметить мастерство автора при создании столь обширных стихотворных текстов, а еще трудолюбие при подготовке архивного фактажа и умение его поэтизировать.

Геннадий

Саша, я Вам письмецо написала. Ответьте, пожалуйста. С теплом, я

Блаженны грёзы юных дев,
Прекрасны юношей порывы...
Да, повзрослели с той поры Вы -
Иной мотив, другой напев -
Дела политики, проливы,
Да пыль архивов городских.
Позвольте, сударь, что Вам в них?
Надёжней дальнего острога
Порядок их уныло-строгий.
Но иногда в пыли, в тиши,
Среди мышиного помёта
Листок отыщется, спешим
Списать (здесь"прим." - в работу).

Саша, не устаю поражаться Вашему искусству бытописательства иных времён.
Пара придирок:
если Павел Львович светский лев, то стоит ли указывать на его "обутость"(не бос)?
"Глупцы, льстецы и честохвалы" - какие уж они глупцы? Может льстецы, подлизы, честохвалы?

Ждём-с продолжения!
:)