В.В.Набокову 1. 2.

Дата: 17-02-2002 | 00:21:25

1.
Г.С.

Я раздерган расторгнут расторкан
Словно щука попав на кукан
Из соломинок сделав распорки
Обряжаю в хитон истукан

Истукан истомлен и истыкан
Клювом грифа кинжалом штыка
Поезд быта грохочет на стыках
Кошмарный сон: я кровью истекал

Пст... пст... надменно Пастернак
Целует лапку нежной Беатриче
Бредут босые ноги по стерням
«Устав от грозного Ея величья»

О Господи сподобь на подвиг
Косноязычен стих мой нем
Я словно густопсовый Хлодвиг
Врубаюсь в заросли поэм

Вечная память верно помяты
Будут бока от наскоков
Мичиганский запах русской мяты
Гуггенхайм Спас-на-крови Набоков

Сергей Михалыч отче падре
Ты в Бозе горестно почил
Твои пометы я почал
О как тебя терзали падлы
Не вспомню всуе палача

«Не расстреливал несчастных по темницам»
Человечьим мясом не кормил свиней
В девий рот не заливал свинец
Не вязал носков из женских кос на спицах

Нимфа в нимбе нимфетка в нирване
С золотистым пушком на спине
Будто на полковом барабане
Порвалась моя кожа на мне

О коричневая роза на берегу Беломорканала
имени В.И. Ленина

Борис Константинович Зайцев
Строчите в угаре
В России охота на зайцев
В разгаре

Бьют бутсы по сердцу ну точно в футболе
Вон правый защитник стремится заехать в аорту
Спортсмен-активист-публицист наивысшего сорта
Мне больно мне больно мне больно мне больно

Жена моя кровью я плачу карминные слезы
клопиными пятнами виснут на звездах и кранах
болят мои губы и лоб мой от терний в порезах
Осанна осанна осанна осанна осанна

Ло – губ моих выдох
Ли – грань в ипостаси
Та – грех я не выдам
Спасаюсь

«Лейся песня над лугами»
Ти-ти-ти и те-те-те
«AMD ея руками
Начертал он на щите»

Вольному – воля
Спасенному – рай
Музей-сарай
Долли

Красный свист проводов зеленые звуки тамтама
День рыбака отмечают в Щигровском районе
Огненный пульс рокового лингама
Йони нимфетки йони

Йоги бредут по гвоздям и бутылочным стеклам
Дервиши с плачем уходят из Хайдарабада
Млекообильная супердебелая Фекла
Грудью питает будущих нимф толстозадых

Анна Андреевна ! Вы помните мои слезы над вашим гробом


Русские бабы мясистые потные бабы
Салом налиты до глаз словно пивом угрюмые швабы
Где вы: лютик сосков и ягодиц нежных упругость
Грубо

Девочки русские русые
Нимфы нимфетки феи
Кос златопадных бурнусы
Офейра

Борис Николаевич где ваша милая Ася
Ась... не расслышал щелкает счетами в булочной в кассе
Статуей стынет в храме Блаватской в Мадрасе
Спит с проходимцем на вшивом матрасе

Где Вы Борис Николаевич где Вы
Голубем зерна клюете с ладони у радостной Девы

Лолита – лифчик на лопатках
Полоска тела на бедре
Твои базарные ухватки
Мне

Я – Гумберт – губы твои пацанка
О зверя ранка американка

Словесный изыск был мне чужд
Запах твоей кожи Лолита
Я в стихотворстве безобразен
Золото волос твоих нимфетка
Готов налить для ваших нужд
Руки твои прозрачны как мед в сотах
Своей я крови целый тазик

Я надену робу металлурга
Нацеплю шахтерскую звезду
Завтра праздник – День Демиурга
Я на демонстрацию пойду

Лолита умывайся культпросветом

19 июля 1969 года

2.

Гипертонической кровянкою налиты
Белки безумных вежд. Занудная мигрень.
Я вою, будто пес, над искусом «Лолиты»:
Прикушенный язык – из пасти – набекрень...

И бешеной слюной коричневую розу
Облив, я налетел на преисподней дверь:
Нечеловечески смастряченную прозу,
Сожрав, как людоед, и, выблевав, как зверь.

Чумной прелестницы все ж прелести убоги.
Нет в томе музыки скрипучей горних сфер.
Меж изощренных фраз и вздоха нет о Боге.
Текст диктовал писцу развязный Люцифер.

Недужится мне. Ночь. Разнузданные стопы
Не сосчитать: я туп и сален, словно бек...
Ишь окультуренный дичок в садах Европы
К секвойе был привит и славный дал побег.

Ударом кулака я налагаю вето
На свиток дивный сей, перекрестивши лоб.
Здесь слишком холодно: нет Господа, нет света
И вечной жизни нет – лишь пагуба и гроб.

В сей книге сатана, крылом плешивым вея,
Нашептывает нам: предайтесь князю тьмы...
Распятье раздавив гудронами хайвея,
Сильна рогатых рать, но не склонимся мы.

Ведь с нами юный Царь и ангельские стаи:
Архангелов мечи, апостолов дрючки...
И с содроганием наборный смрад листая,
Я плачу о себе и рву стихи в клочки.

Читатель возопит, что спятил я – наверно.
Я с этим соглашусь, давно сойдя с ума...
Творца «Лолиты» ждет бессмертие в инферно.
Изыди, чаровник... Где трость твоя? Сума?


19 июля 1989 года


Никто не прочитал, ну, и Бог с ним, правда, стишки довольно-таки занятные (эволюция восприятия и прочая мура).

Потрясен до недр души. Широко. Великолепно и никакой рифмованной публицистики, что большая редкость нынче.
Видимо общая любовь к Набокову и неправдободоно рельефные стихи, врезаются в память без натужной зубрежки.

С натупающем Вас, Сергей Сергеевич 2006г.
Радости и здоровья!
С глубоким уважением Петр Б.