Из цикла "Предпоследние дни" (Книга "Под открытым небом")

Дата: 05-11-2008 | 01:20:05

3.

Завалило фальшивым золотом,
Шепотками обволокло
Город, – уличными низовьями
Сплавим ветхое барахло!

В том потоке юлит словесная
Ослепительная плотва,
Там копит обноски древесные
Молодящаяся трава,

Там вороний грай кружит посолонь,
И костёр втянул коготки,
И пунцовые щёки осени,
Как ребячья любовь, горьки.


9.

Пожухлый листочек – просроченный пропуск
В Эдем, и в бестрепетном строе растений
Такая пронзённая солнцами кротость
И смирная чёткость честнoй светотени!..

Душа-горемыка проснулась в трущобе
И слышит, внимая древесным гуртам:
«Тебе не отпущено времени счёты
Свести, но приспело платить по счетам.

И пусть опростает подол огороду
Бродящее злыднем отродье людское…»
Великая ясность настигла природу –
Роскошный удел угасанья в покое.


10.

Что небесам, в их птичьем тяготеньи
За семь морей удариться в бега,
Твоё от поздней осени смятенье?
– Смотри: она нага.

– Но серые глаза её, печали
Открыты, затуманились до дна.
Что мы в осенней мгле изобличаем?
Страшись: она честна, –

Как утра слишком явственная проседь,
Как царственная бедность камелька…
Чего у поздней осени ты просишь?
– Последнего цветка.


11.

Накуплю хризантем охапку, чтобы радостно было в доме, –
О, их терпкий, их дерзкий выдох, – недозволенная любовь!..
И не буду ненастье хаять. Смерклось. Кончено. Осень в коме.
Пусть базар подсчитает выторг, а она позабудет боль.

Приготовлю я чинно вазу, – каждый жест, как в обряде, точен, –
Ожидания и прощанья дух: вне затхлости бытия.
Я купила бы их все сразу, и к тому же мне жаль цветочниц –
Эта тьма, вся в цветах, нещадна, словно мир на конце копья.

Горькой моросью хризантемы упиваясь, бреду в потёмках, –
Нагоняет туману нежить, моря тяжек и прян посол.
В голой поросли голы стены, и внезапно в фонарных стёклах
Ярость вспыхивает – и брезжит сквозь туман, сквозь осенний сон…


13.

Возьми мой серебряный перстень, зима,
И лету не сказывай, где я живу.
Давай припасём с тобой птичьи корма
И сена в хлеву.

Забудь, как рассудок бредёт налегке
И смотрит с презреньем, как старый вахлак
Обыдень, синицу привадив к руке,
Сжимает кулак.

Снег, белое снадобье: яд-сулема
С небес – или сахарной плутне черёд?..
Всего безнадежнее, знаешь, зима,
Знать всё наперёд.


2004г.

В том потоке юлит словесная
Ослепительная плотва,
Там копит обноски древесные
Молодящаяся трава,

Там вороний грай кружит посолонь,
И костёр втянул коготки,
И пунцовые щёки осени,
Как ребячья любовь, горьки. -

замечательно, Тина. Зримо и мечено вдохновением!

ЗдОрово! Тина, благодарю. Сердечно, я