Голландская прогулка

Дата: 27-10-2008 | 15:58:46

Мердок мертва. Прочитан Деррида.
Рингтон кишки расплющивает площадь.
Но некому принюхаться следам,
как трюфелей, ищя любви и мощи.

Я шёл пешком. Я шёл на Амстердам –
российский Зевс, я пёр вперёд рогами.
Сомнамбулы, прикованные снам,
как щупальцами двигали ногами.

Картонный град ячеист и слоист.
Под взгляд того, кто вмазан и накурен
ложится холст, слетает "чистый лист"
и заново живёт архитектуре.

Какой сортир музее, где Рембрандт!*
Цветочный торг и малые голландцы...
Сквозь кофешоп, похожий на сервант,
разглядываешь собственные пальцы.

Идёшь по улице, прописанной врачом,
исполненный заряда оптимизма.
Они не чистят ружья кирпичом! –
That isn't personal, just only buissness...

На деньги мэрии прикроют бардаки,
смахнув девиц насиженных матрасов.
Но скажут люди: Вот же – мудаки!
И здесь не обошлось без пидарасов!

У нас каналы прячут под землёй.
Голландцы же любуются плывущим
по ним говном, торгуют коноплёй,
и велики вручают власть имущим.

Мой друг, семью которого я вхож,
советовал приблизиться и сразу
из-под полы (респект за макинтош!)
спустить курок, как выпускают газы.

Мне не впервой надеяться на нож –
и аз воздам, и вени- види- вичи...
Всё потому, что – груб и толстокож,
а мир вокруг а) мрачен б) набычен.

Куда ни плюнь – враждебная среда,
следы уничтожают копрофаги.
Для них дерьмо – привычная еда.
Среди дерьма: гербы, знамёна, флаги.

Пишу говном по мраморной стене:
живи одна, умри в чужой стране.
Заборист план, но истина – в вине:
говну – говна, с говном и на говне.


----------
*Особого внимания требует даже музейный
туалет: там можно увидеть рисунки Рембрандта
на соответствующую тему: женщину, присевшую
в кустах, и мужчину, стоящего в позе,
характерной для этого заведения
.

Всё-таки, к своим прикованные снам, наверное?

ОК, я не о предмете работы, а о самой работе.

И все же, Александр (тока не обижаться!), это на редкость мерзкий стих... Зачем Вы его рекламируете?

Александр - не соглашаясь с Вами по существу предмета, признаю великолепие стиха.
И все же предлоги бы стоило восстановить, их отсутствие в данном конкретном случае мешает ощущению глобальной неправильности. Мне, во всяком случае, мешало, пока я на это не забил. ))


"Романтикой особого рода можно смело назвать купание в ноябре на площади Святого Марка. "Высокая вода" типична для Венеции в эти месяцы".


Да-да, конечно, очень романтично - искупаться среди плавающих какашек. Площадь Святого Марка, когда ее затапливает, превращается в огромную вонючую сточную яму. В Венеции нет канализации, ее роль выполняют каналы, которые в принципе справляются со своей задачей - во время приливов и отливов все дерьмо уплывает в море. Но не во время наводнений.

Ну, да. Не всё так просто.

Господа, вы всё правильно понимаете. ЛГ (прототипом его был Калоев) оказывается за рубежом впервые.

Про брюки хорошо. А Калоев в результате вышел из тюряги  и стал министром своей страны.