Не угасай, моя певчая странность...

Дата: 14-10-2008 | 15:36:55







* * *



Cвоё осеннее жилище
украшу розовым цветком,
на подоконник полунищий
поставлю склянку с ободком.
У послеавгустовских флоксов –
спокойноокая краса.
Душа, устав от парадоксов,
глядит в седые небеса.

И предвечерняя усталость
ещё не гибельна, пока
на подоконнике осталось
живое облако цветка.
Темнеет. Но не одиноко
в закатной хмари нам вдвоём.
Седое небо – дым упрёка.
Но из глубинного далёка
чуть розовеет окоём…






* * *


Не угасай, моя певчая странность!
Муторно было бы жить без тебя.
В жилах Бату – властолюбия данность,
мне же – мой свет, полыханье репья.
Мне – моя ересь, из полночи зовы,
шорохи веток на все голоса,
сёстры монашьи – еловые совы,
с чёрно-зелёною кровью леса…

Тени деревьев, бездетные звери
связаны тёмной порукой конца,
а человеку даётся, по вере,
вещая потусторонность лица.
Ты ведь и стеблю примятому рада,
певчая мудрость, распевная дурь…
Не угасай же, не минет награда –
глины ломоть да в полмира лазурь…







* * *




Мелких куплю хризантем на продрогшем базаре,
белых и жёлтых возьму за доступную цену.
Глуше, темнее ноябрь. И в багряной гитаре
смолк листопад, не простивший туману измену.
Вот уж и снег приходил. На асфальт до рассвета
сыпал колючею манной, сухою крупою.
Отроду в долг не беру, не приму и совета,
как зимовать-куковать да смиряться - с собою,
с исчезновением птиц на ограбленных ветках,
с мутью во взоре торговцев, хороших и разных…

Коль и оставлю я что-то в коротких заметках –
долгие льды и снега перегонов опасных
меж А и Б разбиенной на части отчизны,
меж крепостями железолюбивой державы…
Жменю цветов сам себе принесу – не для тризны
за упокой, но для страсти – живой, моложавой –
стебель полынный размять и вдохнуть среди стужи…
Выгнулась мёрзлая тьма от Яги до Солохи. –
Вот и затеплю цветка золотник. И к тому же –
крепнет созвучье речей о несдавшемся муже
с речью об отроке, спасшемся в чертополохе…

Все три стихотворения очень хороши.

Геннадий

Сергей!
Я позволю продолжить с того места, где кончил Геннадий.
Да, триптих хорош весь, но каждая часть несёт свою нагрузку.
Певчая странность - певчая мудрость - распевная дурь. Так определены Вами Ваше призвание, Ваши приоритеты в этой жизни, Ваши высшие мгновения. И всё это противопоставлено властолюбию, железолюбивой державе (удивительная звукопись!)
От розовеющего окоёма из глубинного далека ( в первой части) к
лазури в полмира (во второй ), а от них к затепленному золотнику цветка, противопоставленного "мёрзлой тьме" - таков путь лирического героя. Он пройден благодаря поэтическому дару. И замечателен в связи с этим финал : "Крепнет созвучье речей о несдавшемся муже с речью об отроке, спасшемся в чертополохе".
Совсем как у Гёте : поэзия выше низкой правды жизни.
Дар поэта сродни и мудрости (вспоминается "мудрость чудака"), и дури, и странности.
Великолепно!
А.М.С.

"Но из глубинного далёка", "с исчезновением птиц на ограбленных ветках", "сёстры монашьи – еловые совы, с чёрно-зелёною кровью леса…" , "Выгнулась мёрзлая тьма от Яги до Солохи. – Вот и затеплю цветка золотник" - "Здесь русский дух... Здесь Русью пахнет!"
Поэзия - кровь с молоком, не вода на киселе, а на хорошем костяке молодецкие мускулы.
Приятно видеть. Всё ценю на десять.

Юрий



"а человеку даётся, по вере,
вещая потусторонность лица. " - ой, да! - и так обо всём этом стихотворении. За него и оценка.

А вот
"Выгнулась мёрзлая тьма от Яги до Солохи. –
Вот и затеплю цветка золотник. И к тому же –
крепнет созвучье речей о несдавшемся муже
с речью об отроке, спасшемся в чертополохе… " - вообще не понял. Может кто из общественности объяснит? Потому что у автора спрашивать глупо. Он уже всё сказал и непонимание - это не его, а моя проблема. Помогите люди!